ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

С Романом Арбитманом мы почти ровесники (я на полгода старше), да и судьбы наши до какого-то момента были весьма похожи. Он – из семьи провинциальных советских интеллигентов (Саратов), но и я тоже (Севастополь), мы одновременно учились в педагогических вузах: он в Саратовском университете на филфаке, я в Николаевском пединституте на истфаке, ну а после этих вузов мы оба 3-4 года проработали школьными учителями, пока не сменили профессию на что-то журналистски-редакторское.

Мы оба с детства читали фантастику, и мы оба больше всех других писателей любили братьев Стругацких. И в фэндом мы с ним пришли практически одновременно: Роман возрождал в Саратове старейший в СССР КЛФ “Отражение”, а я создавал в Николаеве с нуля КЛФ “Арго”. Именно благодаря своим клубам мы с Романом и познакомились: в 1982 году – посредством межклубной переписки, а в 1983-м уже и лично – на микро-конвенте в Ростове-на-Дону. Но поначалу Роман не произвёл на меня особо сильного впечатления: на фоне разбитного Бориса Завгороднего (Волгоград), степенного Михаила Якубовского (Ростов) и напористого Ираклия Вахтангишвили (Тбилиси) – не говоря уж про молодого, но уже известного писателя Павла Амнуэля из Баку и знаменитого редактора журнала “Уральский следопыт” Виталия Бугрова, – Роман немного терялся: милый, симпатичный юноша, хорошо знающий фантастику, но и только.

Так что по-настоящему Роман раскрылся уже в Перестройку, когда он сумел создать в саратовской комсомольской газете “Заря молодежи” одну из лучших фантастических страниц в нашей стране.

Глядя на его газетные успехи, я и сам создал аналогичную страницу в газете “Крымский комсомолец”. И вот тут-то и выявилось главное различие между нами, такими похожими: Роман всегда писал легко и много, я же – трудно и мало, выдавливая из себя каждое слово. Кстати, именно Арбитман сыграл ключевую роль в моём дальнейшем выборе профессии: в 1988 году я написал свой третий и последний рассказ – незамысловатую юмореску в жанре как-бы-фэнтези. Но на рукопись, которую я послал Роману на прочтение и отзыв, он отреагировал коротко и даже немного обидно: “Рассказ вполне публикабельный – можно печатать, но можно и не печатать.

Однако я не обиделся, а просто внял его словам, забросив это гиблое занятие и полностью уйдя в редакторскую деятельность, в чём впоследствии и преуспел. Сам же Роман продолжал совершенствоваться в области литературной критики, журналистики, а впоследствии – еще и остросюжетной беллетристики, в чем он тоже весьма преуспел, о чем свидетельствует немалое количество полученных им премий.

Кстати, уже в 1983 году он прямо из провинциального КЛФ попал в среду почти настоящих писателей, поскольку стал участником Малеевского семинара молодых фантастов. Я же на этот семинар (но уже в Дубулты) был приглашен только в 1989 году, – причем не как автор, а как редактор самодеятельного журнала фантастики – фэнзина “Оверсан”.

Самое яркое моё воспоминание, связанное с Романом, датируется 1987 годом. Летом того года я решил съездить в Москву, чтобы взять для своей газеты интервью у ведущих советских писателей-фантастов. Едва приехав, я позвонил Киру Булычеву, но тот сказал, что не сможет со мной встретиться, а также огорошил известием, что накануне умер Дмитрий Биленкин – один из лучших советских фантастов, который тоже был в моём списке. А на следующий день, взяв в редакции журнала “Техника-молодежи” интервью у писателя Михаила Пухова (интервью получилось довольно неудачным, поэтому я был зол и расстроен), я влетел в вагон метро на станции “Новослободская”, и надо же было такому случиться – тут же уткнулся в Романа Арбитмана, которого не видел аж 4 года – с того самого конвента в Ростове. Оказывается, Роман тоже прибыл в Москву накануне – и тоже за интервью для своей газеты, но только не с писателями, а с художниками-фантастами. При этом Роман, который уже созвонился со старостой Московского семинара Виталием Бабенко, тут же объяснил мне, где и когда будут похороны Биленкина, а также, узнав, что я уже договорился о встрече с Севером Гансовским, изъявил желание пойти вместе со мной, потому что Гансовский был не только известный писатель, но и отличный художник, иллюстрировавший не только свои книги, но и, скажем, “Улитку на склоне” братьев Стругацких. Так что это “двойное” интервью состоялось пару дней спустя и было затем опубликовано по частям – половина в Саратове, половина в Симферополе.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>