ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

 Он помнил, как хохотал и плакал в своем отсеке, обретя надежду. Перечитывая дневник  Лилит, он наткнулся на несколько строк: «Адам упорно не пьет витамины. Он будет любить меня дольше, чем я его. Надо напомнить! Нет. Он не должен перестать меня любить. Он не должен ничего забыть. Да и мое  забытье… сможет ли оно убить память о любви?». Витамины! Конечно же! Горстка таблеток каждое утро, ссыпавшаяся в ладонь из лотка в стене. Синтезатор, производящий их, исправно функционировал все эти годы. Только он, с презрением относящийся к любым таблеткам,  игнорировал их. Только он.

Он перестал давать «витамины» детям. Девочки быстрей приходили в себя. Свой дом уже обрели  Энжел Лав и Энжел Белив. Сегодня и Хоуп уйдет с мужчинами, которые  ей понравились.

Он прошел мимо стеклянной двери  «Зоопарка», в котором завершалась комплектация «ковчега». Заглянул мимоходом в «Ботанический сад». Контейнер с семенами уже стоял запечатанный. Особой нужды в этом не было – планета давно была обильно оплодотворена земными видами флоры и фауны, но Нойман продолжал следовать придуманному и продуманному сценарию спасения  плодов эволюции родной планеты, написанному их командой еще в первые годы поисков «земли обетованной»… Ему нравилось соблюдать ритуал пункт за пунктом. Каждый раз, делая обход перед высадкой очередной семьи, он мысленно салютовал своим друзьям, создавшим этот остров жизни…

-

Он свернул в нишу подъемника и переместился на другой уровень. «Детская». Уткнувшись лбом в молочно-белое стекло двери стояла Энжел Хоуп.

- Хоуп? Ты уже закончила сборы?

- Да, капитан, – девушка вздрогнула и резко повернулась к нему, – странно, но мне захотелось на минутку заглянуть сюда.

- Тебя что-то беспокоит?

- Беспокоит? – Энжел покатала слово на языке, будто пробуя его на вкус, – да, пожалуй, беспокоит: – меня беспокоит, что слова стали обретать какой-то иной смысл, который я раньше в них не замечала. Каждое слово стало показываться  мне  с разных сторон, будто красуясь. Я раньше этого не замечала. Да и предметы…  Люди. Они тоже меняются.

- Это хорошо, девочка. Это в тебе просыпаются чувства. Пока ты с ними только знакомишься, и это тебя пугает. Ты не волнуйся. Ты не единственная. Прислушивайся к себе, к тем ощущениям, что рождаются в тебе. Они тебе помогут. Страх подскажет, что рядом опасность. Радость и волнение будут предвестниками счастья. Надеюсь, и любовь не обойдет тебя стороной. Ты – человек, помни об этом. И мальчикам не дай забыть. Их чувства тоже проснуться скоро. Ваша цель выжить самим и не дать погибнуть своему потомству. Каждое семя должно дать росток. Вы хорошо подготовлены. Я верю, что у вас все получится. У тебя, у Лав, у Белив. Они тоже высадились на эту планету. Не так уж много во Вселенной миров, где бы людям не угрожала опасность.

- Лав? Белив? Я плохо помню Лав. Я, как-то ее мало замечала. Я ее словно не видела и Белив тоже. Я даже не помню лиц.

- А мое лицо ты запомнишь? – капитан прищурился и улыбнулся девушке.

Хоуп сморщила нос, и часто-часто  заморгав, подняла на него взгляд. Нойман отшатнулся от него, как от пощечины, а потом словно устыдившись, сделал шаг и обнял девушку. Она вздохнула всем телом и уткнулась ему в плечо носом.

- Твоя мать в твоем возрасте делала точно так же.

- Мать? – плечи девушки вздрогнули в руках капитана и она слегка отстранившись, посмотрела на него снизу вверх.

- Да. Мать – женщина, давшая тебе жизнь. Она здесь.  Спит. Идем, я  покажу тебе ее, запомни и ее лицо.

-

Блок «вечных снов» встретил их ярким светом, как только они перешагнули порог. Хоуп замерла, ослеплённая обилием белого цвета. Она шагнула вперед и огляделась. Ничего подобного она не видела на станции, которую… она считала домом? В абсолютно круглом помещении вдоль  стен стояли белые капсулы,  а  по центру, нарушая стерильность помещения – странная, виданная только  в старых  фильмах, мебель: два  потертых кожаных кресла, с подлокотника одного свисало клетчатое покрывало («плед» подсказала память); низкий  столик, с облупившимся и потрескавшимся лаком на столешнице; шахматы; раскрытая книга, с пожелтевшими страницами. Энджел Хоуп сделала пару шагов и наклонилась над столом, ее рука нерешительно коснулась удивительных предметов и замерла на фигурке «коня». Она  улыбнулась, осторожно взяла резную фигурку в ладонь, и  повернулась к капитану:

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>