ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

- Я помню ее. Помню! Я ее уже видела!

Капитан стоял, привалившись к обшивке  и, не отрываясь, смотрел вглубь  комнаты. Энжел перевела  взгляд и только сейчас заметила  вцепившуюся в раскрытый  саркофаг женщину, которая, так же не мигая смотрела на Ноймана.

- П…ри…веет, – с трудом прошептала она, – я  сос..ку..чи..лась, Адам, -  слабая улыбка, скользнула по ее губам и она, расцепив,  последний браслет со связывающими ее с саркофагом проводами датчиков, оттолкнулась от опоры  и сделала  неуверенный шаг навстречу мужчине. Тот, всё также, не видя ничего кроме улыбающейся женщины, рванулся к ней, и прижал к себе. А она обхватила его руками и уткнулась носом в плечо и вздохнула каждой клеткой тела. В этом вздохе было всё: и облегчение, и радость узнавания. Было еще что-то – неведомое и незнакомое для Энжел. Может быть любовь, о которой говорил капитан? Опешившая и ничего не понимающая девушка, тихо опустилась в кресло. А двое: седой сухопарый старик и молодая красивая женщина, обняв друг друга, стояли в кольце рук друг друга.

- Я думал, что я так и умру, не услышав больше любви в твоем голосе – Адам наклонился и поцеловал макушку Лилит.

- Услышал? – прошептала она, -  говорить трудно. Не додумали Райаны с саркофагом, – она повела головой в сторону  спящих… и только  сейчас заметила, сидящую в кресле девушку, – это кто?

- Энжел  Хоуп. Она родилась уже здесь. Последней. Помнишь?

– Наш ангел упования? Скольких я успела родить во время забвения? – она откинула  голову, заглядывая ему в глаза.

- Троих..Энжел Лав и Энжел Белив. Ангелов любви и веры.  Энжел Хоуп тебя чуть не убила. Ты была уже совершенно безразлична к происходящему. В тебе не осталось даже чувства самосохранения, – Адам вдруг словно опомнившись, подхватил Лилит на руки и перенес ее  в кресло. Укутал пледом и сел на пол у ног жены, – они все живы, Ли.. Я  их сохранил. Всех. И наших детей и детей наших друзей. Рожденных ими и выращенных в инкубаторе. Не знаю, как мне это удалось? – он вдруг рассмеялся.

- Я знаю, дорогой. Я слышала. Все слышала. Прости меня. Это я тебя обрекла на это. Всех нас, – она сжалась в своем кресле, словно в ожидании пощечины и замерла на какое-то время так. Адам протянул  руку и прижал ее ладонь к своей щеке. Подержал, будто согревая ее или согреваясь сам, а потом повернул и поцеловал  исчерченную линиями поверхность ладони:

 - Я знаю. Понял. Понял, когда прочел твой дневник. Но не понял зачем? Ведь мы могли это сделать вместе?  Мы и хотели сделать это вместе! Скажи – почему?

- Ты единственный кому это было под силу, дорогой, – она погладила его лицо, – все мы, всё время, оглядывались назад, хотели вернуть или воскресить Вчера…  Нам нужны были сорок лет  в пустыне снов, чтобы перестать цепляться за то, чего нет. Ты единственный кто понимал, есть только Здесь и Сейчас и пока они есть, есть Завтра…

 

© Марина Кузнецова, 2014

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>