АНГЕЛ УПОВАНИЯ (Марина Кузнецова)

«Ибо Ангелам Своим заповедает о тебе —

  охранять тебя на всех путях твоих.»

(Псалом 90, стих 11)

 

В ослепительно белой комнате, стены которой сочились мягким теплым светом, в кресле, откинув голову на подголовник, дремал  человек. Несколько таких же ослепительно белых капсул, плавно качались на оси, периодически  меняя горизонтальное положение на вертикальное. Интенсивность освещения сменилась на агрессивно-холодную, и  веки, закрытых глаз, спящего в  потертом кожаном кресле дрогнули. Гладкий лоб пересекла вертикальная морщина, брови сдвинулись к переносице. Человек сел и потер ладонями все еще зажмуренные глаза. Пальцы его скользнули в  короткий ежик волос и замерли. Он наклонился и поставил локти в колени. Какое-то время он так и продолжал сидеть, обхватив виски длинными сухими  пальцами. Мужчина выпрямился, окончательно отгоняя сон. Его кресло повернулось к ближайшей  капсуле, а  пальцы рук легли на клавиатуру  управляющей панели и привычно застучали по поверхности, отдавая команды. Заняв горизонтальное положение капсула замерла и прозрачная крышка плавно отъехала в сторону, открывая взгляду лежащую  там женщину. Мужчина протянул руку и  большим пальцем провел по ее лицу от подбородка к виску.

- Жаль, что я  могу позволить себе только раз в году видеть твои глаза. Каждый раз надеюсь увидеть там что-нибудь кроме пустоты… А в твоих глазах не живет даже желание жить.

Я ошибся, полагая, что нашей любви не страшно время. Оказалось – это так просто забыть о любви – нужно просто забыть себя.

Знаешь, милая, иногда, лежа ночами без сна, я думаю – стоило ли спасать человечество, забывшее о любви? Человечество, потерявшее чувства в гонке за технологиями и завоеваниями космоса?.. В гонке за приумножением материальных благ… В борьбе за власть над нашей планетой?

Вечное желание оставить свое имя в истории. Кто ее помнит, эту историю, кроме меня? Нужно ли, чтобы помнили?

Чистый лист. Я думаю, что это лучшее, что я могу предложить нашим детям – незнание опыта человечества, ты уж прости. Не хочу  на их плечи взваливать ошибки  людей, накопленные за нескольких тысячелетий. Главное, чтобы они выжили. А ошибки?  Пусть они делают свои.

А я? – он накрыл своей ладонью кисть руки спящей, погладил, а потом прижал ее ладонь к своим губам и закрыл глаза, – а я?  Я буду продолжать будить чувства в оставшихся, потому что иначе нам  род человеческий не спасти. Как долго? Насколько хватит сил, дорогая. Насколько хватит сил…

-

Page 1 of 3 | Next page