АНГЕЛ УПОВАНИЯ (Марина Кузнецова)

Часы в кают-компании мерцали  стремительным бегом цифр.  Секунды подгоняли друг друга, стремясь к своему краткому  триумфу, но тут же оказывались  низвергнутыми «следующим претендентом на вечность»… и все повторялось  снова. Более рассудочные минуты успевали перевести дух, часам даже удавалось задуматься о чем-то, а годы снисходительно отсвечивали, застыв на цифре «40». На противоположной стене другой циферблат с презрением смотрел на суету своего соседа избрав постоянство и  подвел итог – 3053.25.04.18.:32:16.

«Почему их до сих пор не отремонтируют?  Сколько себя помню  они все время на этой цифре» – офицер Хоп перевела глаза с циферблата на обшивку стен кают компании. Странные мысли бродили сегодня в ее голове. Никогда ранее она не обращала внимания, что вот та заклепка, поцарапанная и потемневшая от времени, похожа на божью коровку. Кокцинеллидас – привычно повторила  она мысленно, но тут же упрямо перебила подсознание: Божья коровка, – и удивилась абсурдности такого названия. До сегодняшнего дня ей не приходило в голову, как можно было совместить в названии жука абстрактное слово «бог»  и громадное млекопитающее.

Доклады офицеров продолжались. Офицер Ле Фолгерон (высокий брюнет, с коротко стрижеными волосами), говорил о необходимости плановой остановки третьего энергетического блока и включения  второго блока  перед очередным скачком через гиперпространство. Энжела Хоуп, пытаясь сосредоточиться,  задержала взгляд на его лице.  «У него красивые глаза. Темная мерцающая бездна космоса.  Да и сам он красив. Коваль и Смит тоже. Но они …», – ее взгляд метнулся к сидящему напротив мужчине, и оценивающе  пробежал сверху до низу. А потом она скосила  глаза и посмотрела на сидящего по левую сторону от нее офицера. Каждый из них был красив своей особой красотой.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook

Share to Google Plus

Page 2 of 3 | Previous page | Next page