ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Борис Вишневский известен прежде всего как  политик-демократ,  публицист, писатель, входивший в ближний круг общения Бориса и Аркадия Стругацких.  Автор  книги «Аркадий и Борис Стругацкие: двойная звезда» (2003) «Главное достижение моей депутатской деятельности последних лет — это то, что Петербург — единственный город в России, где увековечено имя братьев Стругацких. У нас есть площадь Братьев Стругацких в двух шагах от дома, где жил Борис Натанович. Сейчас я занимаюсь вопросом установки мемориальной доски, надеюсь, на этой площади появится и памятник братьям Стругацким. Я даже знаю, как они будут выглядеть, если мои идеи будут воплощены. Всем известно, как они работали: один сидел и печатал на машинке, а второй или лежал, или сидел».

В лекции «Миры братьев Стругацких сегодня» Вишневский на материале произведений великих фантастов проследил постепенный переход российского общества от романтических мечтаний о коммунизме к темному тоталитарному средневековью. Предлагаем вашему вниманию основное содержание лекции.

Где-то с 1992 года, с первой нашей встречи, возник вопрос, который я много раз задавал Борису Натановичу: «В мире какой из ваших книг вы сами хотели бы жить? И в каком мире из ваших книг мы живем сейчас?» Ответ на первый вопрос был прост: сами Стругацкие хотели бы жить в так называемом Мире Полудня. А вот ответ на второй вопрос у Бориса Натановича менялся на протяжении двух десятков лет нашей дружбы. Менялся он, к сожалению, не в лучшую сторону.

В Мире Полудня (цикл романов «Полдень. XXII век», «Далекая Радуга», «Трудно быть богом», «Обитаемый остров», «Малыш», «Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер» и других — прим. ред.) есть коммунизм, понимаемый как мир, где человечество дошло до такой стадии, когда наука способна удовлетворить все материальные потребности человека. Есть изобилие, нет проблем голода, болезней, физического выживания. Человек еще смертен, но, если вы помните «Полдень. ХХII век» (1962), главу «Свечи перед пультом», там производится фактически электронное копирование, перенос личности уходящего из жизни ученого на электронную матрицу, с тем чтобы сохранить до 98% клеток его мозга. Это говорит о том, что проблема ограничения жизни человека в скором времени тоже будет решена.

Главной проблемой для человечества в Мире Полудня оказываются ограниченность познания, ресурсов, позволяющих к этому познанию пробиваться. Это противоречие между страстью человечества к познанию и ограниченностью человеческих ресурсов становится тем главным, что движет Миром Полудня.

«Далекая Радуга» — единственный у Стругацких роман-катастрофа (1963). Радуга — планета, специально созданная для уникальных физических экспериментов, где ученые пытаются решить проблему нуль-транспортировки, мгновенного перемещения в пространстве. И тут выясняется, что научные эксперименты требуют все больше и больше энергии, становятся непосильными для человечества с точки зрения затрат, что они могут быть опасны, могут привести к гибели людей. Каждый эксперимент по нуль-транспортировке вызывает на полюсах планеты две гигантские энергетические волны, выжигающие все на своем пути, и в конце концов их невозможно остановить с помощью технических средств. «Далекая Радуга» заканчивается тем, что гибнет все живое на планете, в живых остается только человек-робот Камилл, срастивший себя с машиной.

Но еще до того, как происходит катастрофа, идут споры: а может быть, надо перебросить в науку часть энергии из Фонда Изобилия, немножко поприжать человечество в области материальных потребностей? Эти проблемы обсуждает орган, управляющий планетой Земля, Мировой совет, который объединяет лучшие умы человечества, самых достойных. И один из физиков на этом Мировом совете говорит: «Ученые готовы голодать». Помните, что ему отвечают? «А шесть миллиардов детей не готовы. Так же, как вы не готовы разрабатывать социальные проекты».

Это почти неслыханная ересь для начала 60-х в советской литературе. Как можно усомниться в том, что во имя развития науки, строительства социализма и коммунизма нельзя поприжаться в области элементарных потребностей? А тут выясняется, что какие-то социальные обстоятельства этого не позволяют. И что нельзя ограничивать детей ради того, чтобы наука провела очередной успешный эксперимент.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>