ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Я до сих пор удивляюсь, как советская цензура этого не заметила. Цензура, которая беспощадно корежила все или почти все произведения Стругацких. Но она не заметила. Возможно, потому что Стругацкие описывали коммунизм.

Но мир коммунизма не реализовался. Реализовался совсем другой мир, хоть и на очень короткое время. Мир повести «Хищные вещи века» (1964). Это повесть о том, как космолетчик Иван Жилин решает уйти из космоса, вернуться на Землю и попадает в страну мещан, где с материальной точки зрения тоже все хорошо. Но это капитализм, там у 80% населения есть телевизоры, у 50% есть автомобили, можно работать по четыре часа в день, можно вообще не работать, а получать пособия. У всех все хорошо, а если не очень хорошо, можно воспользоваться психотропным наркотиком под названием «слег». Наркотик позволяет перенестись в иллюзорный мир, в разы более яркий, и переживать там удивительные ощущения.

В 60-е «Хищные вещи века» писались как антиутопия, как книга, которая должна была продемонстрировать: вот оно, царство капитализма, общество потребления. У нас была очень распространена критика такого общества в 60-70-80-е годы: ну, как же так, как же можно сосредотачиваться на потреблении! Сосредотачиваться нужно исключительно на построении коммунизма. На том, что важен труд на благо общества, что нужно думать не о себе, а об обществе, и так далее.

И вдруг году в 91-м, как рассказывал Борис Натанович, они, смотря на то, что происходило вокруг, задумались: а так ли плох этот мир? Да, этот мир похож на мир испорченного подростка со всеми его недостатками, но тем не менее в этом мире человек свободен, свободен быть хорошим или плохим. Каждый выбирает свой путь, каждый имеет свободу действий, каждый решает за себя, никто никому ничего не предписывает. И отношение Стругацких к этому миру переменилось. В 1992-93 годах Борис Натанович полагал, что мир «Хищных вещей» материализовался как не худший из миров, что ровно в этом мире мы сейчас и живем — после того, как не стало Советского Союза и начались экономические реформы. Экономика оказалась не в лучшем положении, но при этом исчезла советская тоталитарная система и государство перестало предписывать человеку, как ему жить.

Году в 1993-м Борис Натанович сказал: Мир Полудня, конечно, уже не реализуется, этого уже никогда не достичь, я это понимаю, но мир тоталитарный, мир Оруэлла, мир «1984» далеко позади, и мы к нему никогда не возвратимся. Стругацкие боялись возвращения империи, возвращения фашизма, опасались наступления тоталитарного государства, где государство неизмеримо важнее человека, где человек — это пыль под ногами, винтик, где «органы» никогда не ошибаются. Но многое из этого, к сожалению, воспроизвелось. Если бы тогда, в 93-м, знать, насколько ошибался Борис Натанович. Ему еще было суждено увидеть возвращение оруэлловского мира, появление двоемыслия, «мыслепреступлений», «министерства правды» и многого другого. Однажды кто-то из журналистов спросил Бориса Натановича: что бы вы при встрече спросили у Путина? И он очень сухо и коротко, что было ему несвойственно, ответил: «Ничего. У меня нет общих с ним тем для разговора».

Мир «Хищных вещей века» продержался не очень долго, где-то до конца 90-х — начала 2000-го. И сменился миром «Града обреченного», точнее миром Города эпохи правления там Фридриха Гейгера.

Этот мир был впервые изображен в 1972 году, но напечатать эту книгу удалось только через полтора десятилетия. В этом мире еще можно возражать высокому начальству. Но надо ли? Будет ли от этого польза? В принципе, возразить можно, за это не арестуют, не посадят, но можно навлечь на себя неудовольствие большого человека, ухудшить свои карьерные перспективы.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>