ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Имена и Люди

Samuel Delany and the Past and Future of Science Fiction

By Peter Bebergal

In 1968, Samuel Delany attended the third annual Nebula Awards, presented by the Science Fiction and Fantasy Writers of America (SFWA). At the ceremony that night, “an eminent member of the SFWA,” as Delany later put it, gave a speech about changes in science fiction, a supposed shift away from old-fashioned storytelling to “pretentious literary nonsense,” or something along those lines. At the previous Nebula Awards, the year before, Delany had won best novel for “Babel-17,” in which an invented language has the power to destroy (his book shared the award with Daniel Keyes’s “Flowers for Algernon”), and earlier on that evening in 1968, Delany had again won best novel, for “The Einstein Intersection,” which tells of an abandoned Earth colonized by aliens, who elevate the popular culture of their new planet into divine myths. Sitting at his table, listening to the speech, Delany realized that he was one of its principal targets. Minutes later, he won another award, this time in the short-story category, for “Aye, and Gomorrah . . . ,” a tale of neutered space explorers who are fetishized back on Earth. As he made his way back to his seat after accepting the award, Isaac Asimov took Delany by the arm, pulled him close, and, as Delany (who goes by the nickname Chip) recalled in his essay “Racism and Science Fiction,” said: “You know, Chip, we only voted you those awards because you’re Negro . . . !” Continue reading

В апреле выходит новая книга рассказов Макса Фрая «О любви и смерти». Сергей Сдобнов поговорил с автором «Лабиринтов Ехо» и бессмертных приключений сэра Макса о возможностях литературы сегодня, о снах как медиуме и человеческих ощущениях.

Continue reading

Автор текста: Энди Грин

Офис Стивена Кинга расположен на особенно блеклой тупиковой улице на окраине Бангора, штат Мэн, рядом с оружейным магазином, центром продаж снегоуборочных машин и, разумеется, старым кладбищем. Снаружи безликое здание похоже на штаб-квартиру DunderMifflin (вымышленная компания из американской версии «Офиса», — прим. RS), и это сознательный выбор, продиктованный соображениями безопасности: «Мы не можем располагаться на центральной улице, потому что люди нас найдут, — говорит один из помощников писателя. — И это не те люди, которых вы хотели бы увидеть у себя на пороге. Стивен привлекает очень странных персонажей». Попав внутрь, посетитель оказывается в своего рода хоррор-нирване: комнаты украшены фан-артом с героями романов Кинга, там есть статуэтка персонажа Стивена из «Симпсонов», пугающая кукла клоуна из его романа 1986 года «Оно» и бесконечные стопки книг. У Кинга есть дом в готическом стиле (с кованой паутиной и летучими мышами на воротах) в нескольких милях отсюда, к которому постоянно стекаются туристы, но он там почти никогда не бывает. Большую часть времени он проводит в доме в двух с половиной часах езды отсюда, в Лавеле, штат Мэн, а теперь, когда трое его детей выросли, они с женой Табитой зимой уезжают в Сарасоту, штат Флорида.

Кинг заходит в офис только раз в месяц, но сегодня он там и, как обычно, занимается несколькими проектами сразу. Он только что закончил дорабатывать готовящуюся к публикации книгу о серийном убийце «Finders Keepers» (продолжение его недавнего романа «Мистер Мерседес») — поразительное достижение, если учесть, что в этом году у него выйдут еще две книги, и к тому же он должен написать сценарий к фильму «Счастливый брак» с Джоан Аллен и Энтони Лапальей и доработать «Ghost Brothers Of Darkland County» — мюзикл, который он написал совместно с Джоном Мелленкампом.

  Continue reading

Михаил Успенский умер во сне, как и полагается праведникам. Было ему 64 года. В последнее время он часто говорил, что долго жить не собирается и к этому не стремится.

Он был очень большим писателем и, вероятно, самым русским человеком, которого я знал: редкостно умным, гениально одаренным, сильным, при этом неуклюжим и по-детски беспомощным во всем, что было ему неинтересно, и стремительным, зорким, неоспоримо профессиональным во всем, что любил и умел. А умел он сочинять, играть со словом, выдумывать чудеса, сюжеты, фантастические обстоятельства, хотя называть его только фантастом я бы не стал. Узко это и даже, пожалуй, унизительно. Разве не Успенский написал лучшую прозу на русском языке за последние годы — самую изобретательную, цветастую, смешную, динамичную, богатую? Разве не ушли в фольклор шутки из трилогии о Жихаре — романов «Там, где нас нет», «Время оно» и «Кого за смертью посылать»? Разве не разлетелся на парольные цитаты их с Андреем Лазарчуком роман «Посмотри в глаза чудовищ» — наш ответ «Маятнику Фуко», решительно переросший свою пародийную задачу и вырвавшийся за рамки беллетристики? Все, за что брался Успенский, будь то детская популяризаторская книжка, новый текст для «Истории солдата» Стравинского или инсценировка «Кандида» для МХТ, — последнее, над чем он работал, — это поражало прежде всего избытком его сил, выходом за рамки любых прагматических задач. Успенский был из тех, кто вместо копейки ставит рубль, потому что копеек у него нет.

Continue reading

В Москве с кратким визитом побывал Брюс Стерлинг — писатель-фантаст, один из отцов-основателей киберпанка, во многом предсказавший тот мир, в котором мы живем. Андрею Подшибякину он рассказал, чем «интернет вещей» похож на Священную Римскую империю и почему нас ждет эпическая война корпораций.

Continue reading