Часы Адама бен Адама

Вот что было написано на листе, выпавшем из странного ящичка: „Дорогие мои! Не старайтесь разыскать меня, ибо меня больше нет между вами, но и не служите по мне панихид, ибо в то время, как вы читаете эти строки, я, Аполлон Маркович Гардич, сознаю и чувствую себя живым, здоровым и полным силы, хотя нигде на земле вы не отыщите моих следов. Это странно? Не правда-ли? Но это так на самом деле. Сейчас у меня мало времени, чтобы подробно сообщить вам всё, что со мной произошло и поэтому я ограничиваюсь только этим кратким письмом, чтобы просить вас обо мне не беспокоиться и удовлетворить ваше вполне законное любопытство, касательно моего исчезновения. Я не любитель длинных предисловий н потому непосредственно перехожу к фактам, происшедшим в последний день моего с вами пребывания, 27 марта. На другой день после моего реферата, я сидел у себя в кабинете и готовился ко второй части доклада, имевшего быть в тот же вечер, как ко мне позвонили. Кухарка была в лавке и я сам отпер дверь. Предо мной стоял старый, обтрепанный еврей, с немного фанатичными глазами: „Вы господин Гардич” – ,,Я. Что вам угодно?”. „Разрешите на пару слов?‘‘ Я провел еврея в кабинет, недоумевая, что ему от меня нужно, но вы сейчас поймете, как я был удивлен, когда узнал цель его визита. Старик вынул из кармана деревянный часовой футляр, поставил его на стол и начал:

Page 1 of 4 | Next page