Часы Адама бен Адама

Листая старые страницы ameshavkin обнаружил удивительный фантастический рассказ: Гавр. де-Бужим. Часы Адама бен Адама. Опубликован в журнале “Звено” № 1, 1918 (Уфа, еще до советской власти, вышел только один номер).

Гавриил Александрович Елачич де Бужим (1894-1941) журналист, поэт, прозаик, публицист, двоюродный брат композитора Стравинского, интересовался оккультизмом. Писал под псевдонимами Г.Де-Бужим, Гавр. Гавр. Е-ч, Де-Бужим, Н.Гл-ч, Г.А.Е., Г.Е. Поручик л.-гв. Московского полка. В 1919 эмигрировал, в 1941 погиб при бомбежке Белграда. (Сведения об авторе нуждаются в уточнении.)

Прошло уже около недели с того дня, когда непонятным образом исчез из своего рабочего кабинета молодой, но пользовавшийся широкой известностью в ученом мире, гебраист Аполлон Маркович Гардич. Еще накануне своего исчезновения он читал в тесном кругу любителей изучения еврейской древности реферат о некоторых особенностях назаретского произношения, реферат представлявший эскиз к большому труду, над которым он работал: „0 влиянии древнееврейского языка на языки арийские“. В день своего исчезновения его видел утром один заходивший приятель, а когда вечером, в назначенное Аполлоном Марковичем время, на его квартиру стали собираться гости, чтобы дослушать прерванный накануне реферат, то кухарка объявила им, что Гардич заперся в кабинете и не отвечает на вопросы. Обеспокоенные гости, посоветовавшись между собой и долго тщетно стучавшись в дверь, решили, наконец взломать замок, но в кабинете никого не оказалось. Позвали кухарку, допросили ее, но она клялась и божилась, что Аполлон Маркович в 3 часа дня вошел в кабинет и никуда не выходил оттуда. Николай Маркович, брать гебраиста, на правах ближайшего родственника, дал знать куда следовало о странном происшествии, были предприняты розыски, не к чему ни приведшие, и вот прошло уже около недели, а о несчастном Гардиче не было ни слуху ни духу.

Сильно удрученный исчезновением брата, сидел Николай Маркович в его кабинете и перебирал рукописи, валявшиеся на столе.

Вдруг его внимание было привлечено какой-то странной коробкой вроде футляра старинных карманных часов. Заинтересованный, он открыл ее, из нее выпал сложенный вчетверо лист писчей бумаги, кроме которого в ящичке оказался еще небольшой ключ с пятизубчатой бородкой и кусочек замши. Внутри футляр представлял еще больше сходства с футляром для старинных часов луковиц, только очень большого, с кулак величиной, размера.

Page 1 of 3 | Next page