ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Отсылки к фильму Ростоцкого отчетливы у Велединского уже на уровне титров. Ростоцкий и Полонский вплотную подводили к христианской идее: победитель не выучит ничему. Лишь мужественное поражение, поражение с безупречно сохраняемым достоинством — основа всякой школы. Мельников и Генка Шестопал против отряда новых хозяев жизни, Бори Рудницкого и Кости Батищева — вот какова была коллизия, более чем актуальная для 1968 года.

В 2013 году все еще страшнее, куда страшнее, чем двадцать лет назад, когда Иванов задумывал «Географа»: нам противостоят уже не хищники, а протоплазма. Она тотально равнодушна. Ей ничего не хочется. Ее не проймешь обвинительными монологами. И даже когда Служкин пинками выпихивает из класса злодея Градусова, заткнув ему нос обоссанной им же тряпкой, — до Градусова и его команды так ничего и не доходит.

Так что делать-то? Неужели единственный способ чему-то научить их — это умереть на их глазах, как придется в конце концов сделать Румате у Германа, как решился Носов из «Отягощенных»? Неужели, кроме этого евангельского выхода, никаких вариантов нет?

Но ведь Служкин к такому не готов. Святость его — скорее юродская. И тут выясняется, что есть еще один способ, к которому и прибегает герой Иванова и Велединского. Прибегает, конечно, бессознательно — но он ведь вообще ничего сознательно не делает, судьба сама правильно им рулит. Он в буквальном и переносном смысле проводит их через порог, да еще все получается так, что в решительный момент самоустраняется. И тогда, хочешь не хочешь, им приходится становиться людьми, то есть начинать действовать самостоятельно, решительно и дружно.

В конце концов, я сам в школе преподаю. И хотя имею там дело отнюдь не с протоплазмой — но это просто школа такая. В принципе проблему Служкина я понимаю, как мало кто: педагогическое сообщество чрезвычайно благодарно Велединскому, картина уже на премьере вызвала мощную полемику как раз в педагогической среде. Не все поняли, что вывод ее чрезвычайно оптимистичен. Оказывается, учитель не обязан гибнуть, и увольняться, как собирается Мельников, ему тоже не обязательно. Ему достаточно — и это жестокая, но работающая технология — всего лишь поставить их в положение, когда от них самих потребуется решение. Когда у них будет выбор: либо пройти через порог, либо остаться в тайге без еды. Когда они либо окажутся за порогом, либо сдохнут до всякого порога. Хватит делать героическое усилие в одиночку — теперь его придется делать ученикам. Конечно, Служкин ни о чем подобном не думает — он случайно задержался и случайно устранился. Но его ученикам пришлось-таки пойти на смертельный риск и стать людьми, и фильм рассказывает об этом без всякой сентиментальности, жестоко и весело.

Велединский, сценарист «Бригады», постановщик «Живого», и не мог бы снять ничего другого — у него такой взгляд на мир и такой язык. И, кажется, после этой картины становится понятна тактика Бога относительно России. Если вы умудрились не заметить «Воскресенья» и жить после него так же, как прежде — вы доживете до понедельника. Я временно устраняюсь, потому что мои слова на вас не действуют. Посмотрим, как вы будете проходить порог.

И ведь пройдем, что самое интересное.

Источник: “Московские новости”

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>