Гарри Гаррисон «Смертные муки пришельца».

- Пьете? – спросил Гарт, взяв ящик и показывая на бутылку, стоявшую на столе. Он налил два стакана дополна и протянул один священнику. – Я думаю примерно так же, как и вы, но я должен, однако, вам объяснить, почему это произошло. – Он секунду хмуро смотрел на свой стакан, затем поднял его, приглашая выпить. – Это большой мир, и мне кажется, что мы должны устроиться в нем как можно лучше. За ваше здоровье.

- Господь да пребудет с вами, – сказал отец Марк и тоже поднял стакан.

- Не со мной и не с этой планетой, – твердо заявил Гарт. – Вот в чем вся загвоздка. – Он выпил с полстакана вина и вздохнул.

- Вы говорите так, чтобы шокировать меня? – с улыбкой спросил священник. – Уверяю вас, на меня это не действует.

- И не собирался шокировать. Я сказал буквально то, что имел в виду.

Я принадлежу, вероятно, к тем, кого вы называете атеистами, а потому до религиозных взглядов мне нет никакого дела. Здешние жители, простые необразованные существа каменного века, умудрялись до сих пор обходиться без всяких суеверий и без зачатков религии, и я надеялся, что они и дальше смогут жить так.

- Что вы говорите? – нахмурился священник. – Вы хотите сказать, что у них нет никакого божества, никакой веры в загробную жизнь? По-вашему, они должны умереть…

- И умирают, и превращаются в прах, как все остальные живые существа.

У них есть гром, деревья, вода, но нет бога-громовержца, лесных духов и русалок. У них нет табу и заклинаний и уродливых божков, которые мучили бы их кошмарами и разными ограничениями. Они единственный первобытный народ из всех виденных мною, который совершенно свободен от суеверий и благодаря этому гораздо счастливее и разумнее других. Я хочу, чтобы они такими и остались.

- Вы хотите удержать их в дали от бога… от спасения? – Глаза священника расширились, и он слегка отшатнулся от Гарта.

- Нет, я хочу удержать их от суеверий, – возразил Гарт. – Пусть вескеряне сначала пополнят свои знания и научаться реалистически судить о явлениях природы.

- Вы оскорбляете церковное учение, сэр, приравнивая его к суеверию…

- Пожалуйста, – перебил Гарт, поднимая руку, – никаких теологических споров. Не думаю, чтобы ваше общество понесло расходы по этому путешествию лишь ради попытки обратить меня. Учтите то обстоятельство, что к своим взглядам я пришел путем серьезных размышлений на протяжении многих лет, и целой толпе студентов-богословов последнего курса не удастся их изменить.

Я обещаю не пытаться обратить вас в свою веру, если вы пообещаете то же по отношению ко мне.

Page 1 of 3 | Next page