ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

   — Я читал книгу Быкова о Пастернаке, она написана, конечно, толково. А вот Варламов… О, нет! О «советском графе» Алексее Толстом он пишет с плохо скрываемым презрением, а так нельзя. И Максим Чертанов также странно писал о Герберте Уэллсе… Твои представления — это твои представления, но зачем уверять огромное число мало знающих читателей в том, что ты — последняя инстанция в древнем споре? Алексей Толстой был потрясающим писателем, без его «Петра Первого» невозможно представить русскую литературу! А пронзительное «Детство Никиты»!.. Нет-нет, великие не бывают карликами… Есть чудесный пример личностного подхода к людям, менявшим нашу историю. Это рассказ Рэя Брэдбери, в котором он на машине времени отправляется в Лондон начала XX века, чтобы застрелить мальчишку Ади, из которого вырастет Гитлер. И вот он видит юного Адольфа и… не находит сил нажать на курок, ведь перед ним не Гитлер, а всего лишь мальчишка…

   — Про кого писать легче: про наших современников братьев Стругацких — или про Жюля Верна, жившего в XIX веке?

   — Самое главное — понимать время твоего героя, время, в котором он жил. Выражу свое частное мнение: истории как науки до сих пор не существует! Все научные труды — это личностная интерпретация тех или иных событий, отсюда и такие фантастические извращения, как академик Фоменко, к примеру. Для полупьяных монахов и дьячков, сочинявших свои хроники, русалка в соседнем озере была таким же неоспоримым фактом, как порох и ракеты для китайцев.

   Каждому из нас отпущено определенное временнОе пространство — в среднем 70 лет. И вот этот срок и есть наша персональная машина времени! Я побывал и в послевоенных годах, и во временах оттепели, и во временах перестройки. Эпоха Герберта Уэллса накладывается на эпоху моего отца. Нужно видеть мир, дружить с бомжами и дружить с министрами или враждовать — это не важно; важен событийный ряд. А интерпретация источников… Для меня в этих случаях главный авторитет — это я сам. И только в вопросах, выходящих за рамки моей машины времени, я вынужден верить внешним источникам.

   — До биографий знаменитостей вы писали исторические романы…

   — Я их и не оставлял. В конце прошлого года в издательстве «Паулсен» (Москва) вышел однотомник именно моих исторических романов — «Русская гиперборея». Возможно, это вообще лучшая моя книга. В романе «Секретный дьяк» охвачены события с выходом русских к Тихому океану во времена Петра Первого. А в «Носоруком» и в «Тайне полярного князца» — эпоха царствования Алексея Михайловича. К ним примыкает книга «Сендушные сказки». Мне было трудно писать эти романы (почти двадцать лет работы) — и в то же время легко (сам бывал на севере и востоке).

   В начале 90-х роман «Носорукий» должен был выйти в издательстве «Армада». Но когда я увидел гранки, то отказался от публикации: роман был заверстан под одну обложку с обычной советской поделкой о белокурых патриотах, идущих «встречь солнцу». У окошечка любимой деревни ждет Аленушка, а смелые люди… И все такое прочее, как говорил классик.

   А на самом деле кто такие были землепроходцы? Суровые и крайне прагматичные люди, они отыскивали новые места, где можно было брать пушного зверя. До конца XVIII века северной и восточной границы у России не было. Где казаки разжигали костры, то место и считалось границей России. Чукчи и якуты ожесточенно сопротивлялись захвату своих территорий. Отряд полковника Павлуцкого был вырезан полностью. И пока на север не завезли «огненную воду», ситуация оставалась неопределенной. А что касается Аленушек, то казаки тех времен, наверное, поддержали бы нынешнюю волну требования однополых браков.

   В общем, я забрал роман из «Армады» и выпустил его отдельной книгой в другом издательстве.

   — Кстати, у Жюля Верна тоже есть эпопея о Сибири…

   — «Михаил Строгов»? Не дай вам бог ее читать! О наших краях у Жюля Верна было весьма приблизительное представление. Вот, например, он подробно описывает, как Строгов едет в санях и его догоняет стая волков штук в двести. Но наш смельчак из револьвера от них отстрелялся… Мюнхгаузен о таких вещах рассказывал более реалистично…

   — Ваша книга о Жюле Верне написана с позиций «ищите женщину». Писателя действительно формирует ближний круг?

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>