ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

   — Не просто формирует — определяет! Нами дирижирует наше подсознание. «Шерше ля фам» — это не кредо сексуально озабоченных. Мы ищем свою вторую половинку всю жизнь — и в духовном, и биологическом значении. У Пржевальского, например, практически не было женщин, поэтому когда одно время в ходу была теория о том, что отцом Сталина мог быть Пржевальский, я улыбаюсь. Всегда и везде в центре мужского творчества стояла и стоит женщина. Она может быть на виду, как баронесса Будберг, жена Уэллса и Горького, — или находиться в тени мужа, как Онорина Верн, но представить великих без их (иногда очень маленьких) «половинок» невозможно.

   — Как продвигается работа над биографией Брэдбери?

   — О! Дошел до самого интересного места — когда его любимая Мэгги оставляет его! Почему? Биографы Рея не дают на это четкого ответа. Вообще, Брэдбери прожил уникальную — книжную — жизнь. При этом он был стопроцентным американцем. Чтобы понять это, достаточно прочесть его стихотворение «Америка». Я даже подумываю, не поставить ли его эпиграфом к книге…

   Рэй Брэдбери — великий и глубокий писатель. Выбивался он в литературу из самых низов, начинал как бульварный писатель, сотрудничал с самыми дешевыми изданиями. Впоследствии это немало попортило ему крови, но он написал «Марсианские хроники» и «451 градус по «Фаренгейту»… Есть о чем рассказать, но об этом позже. Дождемся книги…

   — Вопрос о любимых писателях. В одном из интервью к таковым вы причислили Бунина, А. Н. Толстого, Салтыкова-Щедрина, Борхеса, Уэллса, Лема…

   — И причислил бы и Пушкина, и Дефо, и еще многих. Любимым писателем не может быть только один писатель. Ты развиваешься, ты растешь, меняются интересы. В этом и есть прелесть узнавания нового. У Киплинга я перечитываю его роман «Ким» — текст глубочайший; у Джозефа Конрада — «Сердце тьмы»… И несть числа новому (иногда только для меня), и это чудесно — открывать мир, каким его видят Дмитрий Быков или Александр Етоев, Татьяна Сапрыкина или Юрий Татаренко…

   — А не хотели бы вы написать биографии всех ваших любимцев?

    — Пожалуй, не отказался бы написать книгу о Салтыкове-Щедрине. О нем писали, но, мне кажется, непозволительно мало… Или о В. Г. Богоразе-Тане… О Вивиане Итине… Но жизнь человеческая коротка, и надо успевать жить…

   — В одном из интервью вы назвали себя гедонистом. Но получать удовольствие от жизни свойственно скорее зарубежным авторам…

   — Это почему же? Откуда этот дурацкий миф о русском ничтожестве? Жрать водку и писать гениальные романы? Вот уж нет… Лев Толстой, несмотря на внутренние метания, не пропускал ни одной юбки. Чехов не отказывал себе в выпивке. Тургенев обожал парижские обеды, что не мешало ему писать «Записки охотника»… Никто не доказал, что мы рождены для страданий, — значит, нужно ЖИТЬ!

   — В нашем Академгородке живут разные прозаики — Геннадий Прашкевич, Олег Постнов, Евгений Вишневский, Дмитрий Бирюков, а вот пишущих стихи — несравненно больше. С чем это связано — рифмовать проще?

   — Я считаю, что поэзия — физиологическое понятие. Каждый человек рождается готовым поэтом, но к пяти годам поэзию из него выбивают. Затем приходит время любви, и практически в каждом человеке убитая поэзия реанимируется, но дальнейшее развитие событий вновь все ставит на свои места. Выживает самая малая часть упрямцев, а из них в поэзии остаются единицы… Поэзия — это наше шестое чувство, которое сама природа почему-то не посчитала нужным для выживания. Или мы не пожелали его сохранить. Оно как жабры — отмерли, а в океан тянет…

   А прозаики — это жизненный опыт. И смелость сообщить миру о том, что есть только в тебе. Проза требует ежедневной работы. Предвосхищая ваш следующий вопрос, могу сказать, что для меня поэзия до сих пор — важнейшая составляющая жизни. Недавно вышла книга моих стихов «Масштаб»…

   — Держу в руках любопытное издание — «Книгу о Прашкевиче». Это что же, предвестник тома «ЖЗЛ» «Геннадий Прашкевич»?

   — Не будем загадывать (хитро улыбается). Но книга Александра Етоева и Владимира Ларионова вышла уже двумя изданиями. Я давно понял, что наша страна — самая удивительная в мире, любовь и ненависть в ней спонтанны. Мое дело — честно и упорно работать.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>