Идиллии Рафаэля Левчина

Предлагаем вашему вниманию несколько рассказов из сборника Рафаэля Левчина «ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ТЕКСТ и другие идиллии». Сборник состоит из заглавной повести и двенадцати идиллий. Когда я перечитывал его, чтобы выбрать что-нибудь для данной публикации, оказалось, что мне хочется напечатать ВСЁ! Я не смог там выделить что-то лучшее, поэтому просто «ткнул пальцем наугад». И вот что поучилось:

 

Идиллия вторая. Камень Камня.

 Он шел уже много часов. Деревья расступались перед ним, образуя тропу там, где ее заведомо не могло быть, едва завидев отблеск Камня у него на груди. Лишь однажды на него бросилась желтая «птицерыба», самое свирепое и самое тупое существо в лесу; она рассыпалась в прах, едва коснувшись щупальцем Камня.

 Он даже не взглянул на нее. Он устал. Это выдумки, что люди их цеха не устают. Не так быстро, конечно, как простые смертные, но зато гораздо сильнее. Когда он снимет Камень… но об этом сейчас не хотелось даже думать.

 Кусты шарахнулись влево и вправо, и он вышел на поляну. По ее периметру торчали менгиры, а в центре возвышался полуразрушенный нураг – уменьшенная копия той, Первой Башни.

 Он подошел и коснулся Камнем стены башни. Стена расступилась, и он шагнул…

… И оказался в начале своего пути. Так было уже дважды, и он не удивился. Он знал, что рано или поздно возьмет верх. Пусть живущий в Башне сопротивляется сколько может…

 Он снова вышел на поляну и коснулся Камнем стены Башни. И на этот раз Живущий в Башне вышел ему навстречу, и при виде его пришедший впервые ощутил смутное беспокойство, потому что сила Камня велика, но не беспредельна, а на каждую силу есть своя противосила…

 И Живущий в Башне рассмеялся, и смех его был невесел, и сказал, что об этом надо было думать раньше и что ежели Пришедшему так приспичило его уничтожить, то так тому и быть. Но поскольку и Поляна, и Лес, и весь Этот Мир, в том числе и Пришедший, созданы им, Живущим в Башне, то все это исчезнет вместе с ним.

 – Ты готов? – спросил он, и Пришедший не нашел, что ответить, а только схватился за Камень. И Живущий снова рассмеялся коротко и заколебался, точно нагретый воздух. И Пришедший взглянул на себя, потому что он не был трусом, и увидел, что то же самое происходит и с ним.

 И тогда оба обратили взгляды к Лесу, чтобы увидеть распад своего мира. Но Лес только ближе придвинулся к Поляне, ибо и деревьям свойственно любопытство, а страха, в отличие от людей и магов, они не ведают.

Page 1 of 3 | Next page