ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Есть еще один ответ из той же плоскости — но о нем чуть позже, при разъяснении другого вопроса. Остальные ответы, повторяю, самые разные, и, естественно, в основном они, блин, сводятся к тому, что тут что-то не так не с издателями, не с читателями тем более, а именно со мной.

Я пишу мало и трудно, у меня очень неэффективная писательская кухня, но не я ее выбирал, она родилась со мной. Издателям это не нравится, их можно понять, их больше привлекают авторы, произведениями которых можно уставить целую полку книжного магазина. Но все-таки за прошедшую жизнь я написал хоть и не тридцать томов Диккенса, а всего лишь 3-4 толстенных тома ин-кватро, то есть 5-6 его томов, и это не так уж мало.

Можно перечислять причины и дальше, но остановлюсь на главной, про которую я знал всегда, и о которой, как это ни парадоксально звучит, догадался не так давно. Я рассказал о ней в одной из своих книг, изданных Сережей Соболевым (Липецк, «Крот»), и вот вам чуть-чуть отредактированная цитата оттуда:

«Однажды я решил, что единственное мое призвание — быть писателем. Но это было советское время, и мрачный фантаст, каким я вдруг оказался, в те понятия не укладывался. Приятель сказал мне, что надо устроиться на работу “поближе к печатному станку”, и я стал научным журналистом.

И это было, как я сейчас понимаю, самой главной ошибкой моей жизни. Потому что мне очень понравилось быть научным журналистом, я с увлечением этим занимался. Но я помнил, зачем я сюда пришел, и никогда не ставил перед собой целью сделать журналистскую карьеру. В результате, увлекшись журналистикой и не сделав себе карьеры писателя, я не получил ни того, ни другого. Писать рассказы и романы по-настоящему я мог только в отпуске или случайно попав в больницу. Поэтому, уважаемые будущие писатели, никогда не мешайте свое дело с чем-нибудь, хоть сколько-нибудь для вас интересным».

Иными словами, если ты захотел стать писателем, то для этого надо отказаться от всего другого и заниматься только литературой. Закон этот не универсален, один из очень популярных писателей сказал мне как-то, что литература не занимает в его жизни главного места. В моем случае этот закон сработал. Обрекай себя и свою семью на лишения, но бей в одну точку, тогда, по крайней мере, ты сможешь сказать, что хотя бы попытался. Я на это пойти не мог.

— В 1980-х годах сильнейшее влияние на отечественную фантастику оказал малеевско-дубалтовский семинар молодых писателей-фантастов. Можно представить, какой отдушиной для пишущих был такой семинар во времена, когда за год публиковалось полтора-два десятка фантастических книг, включая переиздания «Аэлиты» и какой-нибудь «Клокочущей пустоты». Сейчас многодневные литературные семинары пытаются возродить в Крыму, у нас в Санкт-Петербурге… Но есть ли смысл в семинарской работе, когда молодому автору не нужно ради публикации прошибать лбом бетонную стену?

— Разумеется, есть. Потому что семинары такого сорта представляют собой не только отдушину для тех, кто бьется лбом о стену, не только возможность познакомиться с издателями или познакомить издателей со своими текстами — это в первую очередь возможность общения с себе подобными, возможность почувствовать, что ты в обойме. Точно та же ситуация складывается на научных конференциях, где главное происходит в кулуарах, гостиничных номерах и на кофе-брейках. Вы даже не представляете, какое счастье испытывали многие из нас, попав на первую «Малеевку», и это было счастье от того, что вдруг оказалось — нас не единицы, сосредоточенные в Питере и Москве, нас много, целых 26 человек, и почти каждый оказался ярким открытием. Для многих это была еще и школа, которую только москвичи и питерцы имели у себя дома, на своих еженедельных семинарах. Школа и оценка твоих вещей по гамбургскому счету. Я не знаю, практикуются ли такие конвенции на Западе, но в любом случае это здорово.

— За последние полтора-два года несколько ваших книг вышло в липецком издательстве «Крот» — последним, если не ошибаюсь, стал сборник «Парикмахерские ребята». Более того, в «малых издательствах» печатаются романы Андрея Столярова и Елены Хаецкой, публицистика Марии Галиной и Вячеслава Рыбакова, не говоря уж о сочинениях авторов менее именитых. Не напоминает ли это эпоху расцвета советского фант-самиздата во второй половине 1980-х?

— Я очень благодарен Сереже Соболеву за публикацию моих книг. Вообще, я считаю, что ему надо поставить памятник нерукотворный — я имею в виду онлайн-памятник, — за то, что он делает. Вы только посмотрите перечень книг, им изданных! То, что он стал публиковать мои вещи, мне лестно, я рад, что попал в этот список.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>