ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Кажется, что очищение пространства и уборка — довольно распространенный мотив: вспомнить хотя бы Геракла и Авгиевы конюшни или диснеевскую Бело­снежку. Однако у Миядзаки он встречается гораздо чаще, чем где бы то ни бы­ло еще. За этим стоит японское отношение к чистоте, основанное на синтоиз­ме, частично впитавшем древние, близкие шаманизму обычаи. Центральное место в синтоизме занимает очищение (яп. о-хараэ) — как духовное, так и те­лесное. Любое загрязнение требует очищения, и почти все может осквернить — смерть, рождение, грех, болезнь: неслучайно, например, при входе в синтоист­ское святи­лище нужно сполоснуть рот и руки.

 

Героини почти всех фильмов Миядзаки сталкиваются с необходимостью спра­виться с грязью, неустроенностью. В «Моем соседе Тоторо» и «Ведьминой службе доставки» им нужно просто привести в порядок старый дом. За­дача, стоящая перед Тихиро из «Унесенных призраками», гораздо сложнее: она попадает на работу в купальню духов и должна сначала очистить чудовищно грязную ванную, а потом искупать там зловонное божество.

 

Миядзаки с огромным удовольствием изображает чистоту после чудовищной грязи — и в этом проявляется сакральное отношение к чистоте, к которой стремятся адепты синтоизма и которое очень характерно для современного японского общества.

Превращение в зверей

Тема превращения в свинью впервые возникает у Миядзаки в «Порко Россо», где главный герой, по сути, сам насылает на себя проклятие и из-за не­нависти к себе становится свиньей. В «Унесенных призраками» в свиней превращаются родители Тихиро, главной героини, после того как без спроса принимаются за еду в ресторане для духов. Эту жуткую сцену можно объяснить с помощью японско-буддийского фольклора: перерождение в следующей жизни в жи­вотное как наказание за жадность и присвоение чужого добра — частый мотив японских легенд. Такое наказание подчеркивало силу кармы и неминуемого воздаяния. Правда, свиней в средневековой Японии не разво­дили, поэтому чаще всего в фольклоре фигурировал бык: становясь тягловым животным, человек получал шанс отработать причиненный им вред.

 

В начале фильма Тихиро пребывает в угнетенном настроении и обижена — на своих родителей и на саму себя. Постепенно она учится быть терпеливой по отношению к окружающим ее странным существам, а потом прощает родителей и спасает их. Этот мотив спасения родителей ребенком также характерен для буддийских легенд: будучи прощен, родитель получает шанс на новое рождение.

Бумажные птицы

Один из главных героев «Унесенных призраками», юноша по имени Хаку, пре­вращается в дракона, которого преследует стая маленьких бумажных фигурок. Нетрудно предположить, что прообраз этих птиц — хитогата (яп. «кукла»), небольшие листы бумаги в форме человеческих фигур, которые используются в синтоистском обряде Великого очищения. Участник может купить в святили­ще заготовку, написать на ней свое имя, дунуть и положить в стопку фигурок других людей. Во время ритуала жрец бросит все листки хитогата в реку, и они заберут с собой невезения и болезни. Этот образ разлетающихся бумажных фи­гурок Миядзаки и использовал в своем фильме.

Роботы

Герои аниме «Небесный замок Лапута» пытаются найти путь к утерянной стране на летающем острове — Лапуте. Для этого они используют девочку, чьи предки правили погибшей цивилизацией Лапуты и которой подчиняются многофункциональные роботы. Эти медлительные гиганты с обтекаемыми формами и длинными руками — один из самых интригующих элементов фильма и творчества Миядзаки в целом.

 

Буддизм, появившийся в Японии в первой половине VI века, играет важнейшую роль в политике и культуре страны до сих пор. Сакральный центр буддийского храма — статуи Будды и бодхисатв, существ, помогающих достичь просветле­ния. Иногда эти фигуры напоминают людей, иногда их черты совсем не похо­жи на человеческие: длинные руки, опускающиеся ниже колен, короткие шеи, перепонки между пальцев. Создавая статуи, скульпторы пытались создать образ Великого существа, упоминающегося в различных буддийских текстах.

 

Роботы из «Небесного замка Лапуты» напоминают статуи Будды и бодхисатв: те же простые, обтекаемые формы, элементы, вставляющиеся друг в друга, как в конструкторе, длинные руки ниже колен, широкая грудная клетка. Эти образы знакомы каждому японцу, и, вероятно, именно они стали для Миядзаки источником вдохновения.

 

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>