ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Если такое происхождение выглядит не подходящим для фантаста, то давайте взглянем на ситуацию с другой стороны. Хотя я впитал ценности своей семьи и, таким образом, естественно вписался в серую неинтересную реальность вокруг меня, внутри я испытывал протест. Тянулся к лучшему. Я рос после Второй мировой войны, которая не только уничтожила множество людей, но и нанесла огромный физический и финансовый ущерб моей стране. Мои родители и другие люди их поколения наивно воспринимали довоенные годы как какой-то золотой век, где были чёткие моральные ценности, относительное благополучие и реалистические надежды на улучшение. Это было рациональное видение, реалистическая надежда, но я всегда знал, что в жизни есть нечто большее, чем кроткое принятие тех старомодных ценностей. Я был молод и хотел двигаться дальше.

Стремление к чему-то лучшему характерно для моего послевоенного поколения. Первое свидетельство этих амбиций пришло в начале 1960-х. Это было время, когда в западном мире набирал популярность рок-н-ролл. В масштабе культуры кульминацией этого эффекта стало появление «Битлз» – я ведь почти ровесник «Битлз» и «Роллинг Стоунз».

У каждого были свои мечты – большие и маленькие. У меня был скромный план: я хотел перерасти скучное детство в пригороде и исследовать мир воображения.

Но никому никогда не удаётся полностью избавиться от своего происхождения. Моё спокойное детство обеспечило меня рациональным мировидением. Я люблю всё имеющее объяснение, причину. Люблю понимать. Верю в практическую реальность.

Всё это, конечно, может показаться несовместимым с моей деятельностью автора художественной литературы. Однако я всегда утверждаю, что как только чётко зафиксирована рациональная точка зрения – это, если хотите, место, где и писатель, и читатель могут твёрдо стоять на ногах, – тогда сознание и воображение могут освобождаться.

Внутренний мир воображения всегда был моим личным убежищем. У меня нет на него каких-то личных притязаний, поскольку все дети мечтают. Но я всегда был наделён ярким и детальным воображением. Для многих людей требования воображения удовлетворяются чтением книг, просмотром фильмов или телевизионных программ, наслаждением музыкой или в наши дни – блужданием по Интернету. Я делал то же самое, но в каждом случае обнаруживал, что всё это не удовлетворяет меня, а порождает желание бóльшего.

Подростком я пристрастился к американской научной фантастике, которую тогда вольно именовали «литературой идей». Как только начал читать, я обнаружил, что этот термин верен, и, будучи подростком с открытым сознанием, находился под большим впечатлением от стимулирующих идей научных фантастов.

Читать научную фантастику в то время было смелостью. Тогда, как и сейчас, фантастика имела плохой имидж. Возможно, тогда он был даже хуже. Вам приходилось мириться с неоригинальными шутками друзей о лучевых пистолетах, девушках в бикини и гигантских муравьях. Вскоре я к этому всему привык. Будучи читателем, вы забываете об обычном мире и готовитесь открыть своё сознание и сердце не только идеям, но и возможностям, которые возникают в результате идей. Людям, которые никогда не читают, этого не понять.

Чтобы проиллюстрировать разницу между идеями и возможностями, предложу элементарную идею о космическом корабле, перевозящем группу людей на иную планету. В американской фантастике того времени была полно таких историй о людях, путешествующих на космических кораблях. Но каковы реальные возможности этой ситуации, человеческие проблемы? Что случилось бы с настоящими людьми в такой ситуации? Что они бы обнаружили по прибытии? Что будут делать? Что с ними будет? Изменятся ли они под влиянием нового опыта? Съедят ли их гигантские муравьи?

Теперь вы видите, как легко соскользнуть в низкопробный мир шаблонной научной фантастики.

На самом деле такая сенсационная научная фантастика никогда меня не привлекала, даже в подростковом возрасте. Для меня проблема научной фантастики может быть охарактеризована с помощью разницы в произведениях Айзека Азимова и Джеймса Грэма Балларда, которые я читал в одно и то же время.

Книги Азимова были для меня длинными и усложнёнными, их автора интересовало то, что не интересовало меня, его герои были абсолютно невероятными, и в целом его проза читалась трудно. Мне приходилось возвращаться и перечитывать предыдущий абзац, поскольку я думал, что чего-то не уловил.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>