ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

— Что ж, дорогая кузина, делай, как знаешь. — Он перевел холодный взгляд на орка.— Только смотри не нахватай блох во время прогулки.

Тарин почувствовала, как Герк напрягся.

— Если ты заботишься о чистоте Покоев Весны, дорогой кузен, так я могу переночевать и в другом месте  — услышала она свой голос.

Эленандар дернулся как от пощечины.

— Ты разочаровала меня, Тарин. Со стороны Храванона было большой ошибкой выбрать тебя представителем.— Сказал он. Затем взглянул на Герка. — Послезавтра показательные чтения. И если хотите, набрать баллы достаточные для финала, то я бы рекомендовал вам заняться поэзией, вместо прогулок. Насколько я помню, вы еще не сдали работы, мастер Герк.

— Моя работа будет в срок, мастер Эленандар, — хмуро ответил орк.

— Желаю удачи.

Эльф церемонно поклонился и пошел прочь. На кузину он ни разу не посмотрел.

Мара прошла несколько шагов, и Тарин услышала голос Герка:

— Если хочешь, можем вернуться. Поговоришь. Помиритесь.

— Нет. — Эльфийка даже не заметила, что он обратился к ней на ты — Кузену наплевать на меня. И на брата. Он четыре года не писал. И при встрече, знаешь, что он сказал, вместо того, чтобы обнять нас? Попросил не называть его Элом, ведь для всех он мастер Эленандар.

— Ты его любишь, — констатировал орк.

— Люблю, — кивнула Тарин. — Он — моя семья.

Герк вздохнул.

— Это из-за меня. Ты — представитель Храванона принадлежащий к эльфийскому Королевскому Дому. А я…

— А ты поэт и орк! — перебила его Тарин. Ей вдруг стало очень весело.

— Вот именно, поэт и орк. Я не должен был…

— Герк, это совсем не то, что мне сейчас хотелось бы услышать!

— А что бы тебе хотелось услышать?

— Не знаю, придумай что-нибудь. Обычно женщинам говорят комплименты, — Тарин лукаво улыбнулась.

— Я этого не умею, — усмехнулся орк. — Хотя… мне нравятся твои туфли!

— Это единственные в Арноне туфли из кожи василиска. Подарок Эла,— мрачнея, сказала Тарин. — Да, с комплиментами у тебя не очень.

— Мелькор побери!

Тарин обернулась и подняла голову, встретившись с теплым взглядом зеленовато-ореховых глаз Герка. Она снова улыбнулась.

— А знаешь, один раз, когда я была в этих туфлях, мы с Морни долго шагали по дороге для продовольственных обозов, а потом вляпались в… удобрения.

— В удобрения? — переспросил Герк. — В дерьмо что ли?

— Ага, — ответила Тарин, и они оба рассмеялись.

— Это правда, у тебя послезавтра показательные чтения? — спросила эльфийка немного погодя.

— На лирическую тему. — Герк поморщился. — У меня с этой темой всегда неладно.

Тарин хмыкнула.

— О чем писать будешь?

Тарин почувствовала, как орк ткнулся носом в ее волосы и вдохнул запах.

— О лирике, сударыня.

С минуту они ехали молча.

— Герк, а ты можешь улыбаться? — Ни с того, ни с сего спросила Тарин.

— Могу. — Услышала она в ответ. — Только тебе это вряд ли понравится.

— Из-за клыков?

— Да.

— Но они ведь совсем не большие.

— Зато острые.

— Острые? Что, правда?

Тарин вдруг ощутила его горячее дыхание на своей коже. По-прежнему обнимая ее, Герк медленно дотронулся до острого кончика ее уха губами и легонько прикусил его. Стараясь унять судорожно забившееся сердце, Тарин кашлянула.

— Действительно, острые, — неуверенно сказала она.

Герк разжал объятия и отодвинулся от эльфийки, заглянув ей в лицо. Тарин почувствовала на себе пронизывающий осенний ветер.

— Не отпускай меня, пожалуйста, а то сразу делается холодно, — попросила она.

Через час окрестности Сезонного Комплекса остались позади.

— Куда поедем, Ивовый Листок? — коротко спросил Герк.

Тарин задумалась.

— А куда ведет та дорога? — она показала рукой на еле заметную тропку, спускающуюся в низину.

— Не знаю, вот как раз и проверим, — ответил орк.

Ему не хотелось ни о чем думать. Весь вечер Герк пребывал в состоянии томительного оцепенения в осеннем вакууме, где вместо воздуха — запах волос Тарин, небо — ее глаза, и звонче дождя и всех колокольчиков мира — ее переливчатый смех. В таком же состоянии он пребывал и на следующий день, и даже поздно вечером, накануне, показательных чтений. Силы воли Герка хватило лишь на то, чтобы усадить себя за стол, и корявым почерком написать на пергаменте то, что будет сдавать для оценки судьям и Мастеру. За показательные чтения по лирике отвечал Мастер Весеннего Света. И когда чтения были окончены, всех участников отправили в свои Покои, а Герк Гунд Угл нашел у себя на столе записку, написанную каллиграфическим почерком на древнем языке эльфов, в которой была всего одна строчка: Как ты посмел, мерзавец! — даже тогда орк не вышел из счастливого оцепенения, хотя и подумал: Этого он мне не простит.

Однако, на следующее утро, ему все же пришлось вернуться в реальный мир. А вернул его туда мятый пергаментный лист, вывешенный в общем зале, на котором значились итоговые оценки судей и Мастера Весеннего Света по окончании чтений.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

3 Responses to ПОКОИ ОСЕНИ ВСЕГДА ПУСТУЮТ (Наталья Гараханова)

  • Silk Road says:

    Очень интересно, как же выглядят эти орки… такие душевные, что даже эльфийки влюбляются в них?

  • М.Югов says:

    Замечательный рассказ. Или даже повесть. В последнее время редко встречаются такие вот по-настоящему ЛИТЕРАТУРНЫЕ произведения.
    Спасибо автору!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>