ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Мир Прат­четта толь­ко ка­жет­ся лег­ко­мыс­ленным. Если пос­мотреть вни­матель­но, он под­чи­нен стро­гим за­конам: фи­зико-ма­гичес­ким (в Плос­ком ми­ре это за­коны од­но­го по­ряд­ка), эти­чес­ким, ли­тера­тур­ным и ми­фоло­гичес­ким. Эти за­коны мож­но на­рушить, а вот из­бе­жать пос­ледс­твий та­кого на­руше­ния ни­как нель­зя. Как ска­зано в од­ной из книг: «Лю­ди не бо­лее спо­соб­ны из­ме­нить ход ис­то­рии, чем пти­цы — не­бо. Все, что они мо­гут, — это вос­поль­зо­вать­ся мо­мен­том и вста­вить свой не­боль­шой узор». Имен­но в этом родс­тво книг Прат­четта с «вы­соким» фэн­те­зи и серь­ез­ной ли­тера­турой во­об­ще. Сре­диземье Тол­ки­на вы­мыш­ле­но толь­ко на уров­не ге­ог­ра­фии и на­селяю­щих его на­родов. Ис­то­рия это­го ми­ра и сю­жет «Влас­те­лина ко­лец» раз­ви­ва­ют­ся по уни­вер­саль­ным за­конам эти­ки (в слу­чае Тол­ки­на — эти­ки хрис­ти­ан­ской), а «прик­ладная» ма­гия — лишь спе­цэф­фект, не про­тиво­реча­щий им, а на­обо­рот, уси­ливаю­щий их дей­ствие.

Чем даль­ше, тем уве­рен­нее Прат­четт ис­поль­зу­ет один и тот же мо­тив: ока­зав­шись пе­ред не­посиль­ной за­дачей (обыч­но это спа­сение род­ной де­рев­ни, ре­же ми­ра), ге­рой рас­те­рян ров­но до тех пор, по­ка не на­щупа­ет пред­назна­чен­ную ему роль, «ло­гику ми­фа». По­сле это­го он на­чина­ет ве­рить в се­бя в этой ро­ли, а сю­жет (миф) на­чина­ет дей­ство­вать. Осо­бен­но наг­лядно это мож­но уви­деть в «Ведь­мах за гра­ницей»:

«Сказ­ки — вещь очень важ­ная.
Лю­ди ду­ма­ют, что сказ­ки соз­да­ют­ся людь­ми. На са­мом же де­ле все на­обо­рот.
Сказ­ки су­щес­тву­ют со­вер­шенно не­зави­симо от сво­их ге­ро­ев.
<…>
Су­щес­тво­вание этих са­мых ска­зок на­кла­дыва­ет смут­ный, но до­воль­но ус­той­чи­вый от­пе­чаток на ха­ос, ко­торый пред­став­ля­ет со­бой все­лен­ская ис­то­рия. Сказ­ки про­тачи­ва­ют в ней лож­бинки, дос­та­точ­но глу­бокие и по­зво­ляю­щие лю­дям сле­довать вдоль них. Точ­но так же во­да про­тачи­ва­ет се­бе рус­ло в гор­ном скло­не. И каж­дый раз, ког­да рус­лом сказ­ки про­ходят но­вые дей­ствую­щие ли­ца и ге­рои, оно ста­новит­ся все глуб­же.
Это на­зыва­ет­ся те­ори­ей по­вес­тво­ватель­ной при­чин­ности и оз­на­ча­ет, что сказ­ка, сто­ит ей на­чать­ся, при­об­ре­та­ет фор­му. Она мо­мен­таль­но впи­тыва­ет виб­ра­ции всех сво­их пред­ше­ствую­щих из­ло­жений, ко­торые ког­да-ли­бо име­ли мес­то.
Вот по­чему ис­то­рии все вре­мя по­вто­ря­ют­ся.
Ты­сяча ге­ро­ев по­хища­ла у бо­гов огонь. Ты­сяча вол­ков по­жира­ла ба­буш­ку, ты­сяча прин­цесс удос­та­ива­лась по­целуя. Мил­ли­оны без­вес­тных ак­те­ров, са­ми то­го не со­зна­вая, про­ходи­ли про­торен­ны­ми ска­зоч­ны­ми троп­ка­ми.
В на­ше вре­мя та­кого прос­то быть не мо­жет, что­бы тре­тий, са­мый млад­ший, сын ка­кого-ни­будь ко­роля, пус­тись он на под­ви­ги, до это­го ока­зав­ши­еся не по пле­чу его стар­шим брать­ям, не пре­ус­пел бы в сво­их на­чина­ни­ях».

Для Прат­четта сказ­ка — ор­га­ничес­кая часть ли­тера­тур­ной тра­диции в широ­ком смыс­ле сло­ва: эт­нограф наз­вал бы это ми­фами, а ис­то­рик ли­тера­туры — бро­дячи­ми сю­жета­ми. В кни­ге «Дамы и господа» Прат­четт по­меща­ет ге­ро­ев во вдруг вы­шед­ший из бе­регов и прор­вавший­ся в ре­аль­ность Плос­ко­го ми­ра сю­жет шек­спи­ров­ско­го «Сна в лет­нюю ночь», в «Carpe Jugulum» из бе­регов вы­ходит сю­жет ро­мана о вам­пи­рах, в «Уди­витель­ном Мо­рисе и его уче­ных гры­зунах» — ле­ген­да о гамельн­ском кры­соло­ве, а в «Мас­ка­раде» — сю­жет о приз­ра­ке опе­ры.

Ма­гия и эти­ка

Для Прат­четта очень важ­на мысль о том, что на ре­аль­ность ма­гия воз­дей­ству­ет сом­ни­тель­ным об­ра­зом. В Плос­ком ми­ре к ма­гии в чис­том ви­де при­бега­ют толь­ко очень по­сред­ствен­ные ма­ги и ведь­мы — «ре­мес­ленни­ки», но не нас­тоя­щие мас­те­ра. Ре­аль­ная же ос­но­ва ма­гии — «го­лово­логия», зна­ние че­лове­ка, его спо­соба мыс­лить и чув­ство­вать  . Что­бы прев­ра­тить че­лове­ка в ля­гуш­ку, на­до не раз­ма­хивать вол­шебной па­лоч­кой, а зас­та­вить его по­верить, что он ля­гуш­ка, — и де­ло сде­лано. По­это­му глав­ная за­дача ведьм, по Прат­четту, вов­се не кол­довс­тво, а по­мощь лю­дям и хра­нение гра­ниц ре­аль­нос­ти:

«Мы прис­матри­ва­ем за тем, что про­ис­хо­дит… на гра­нице, на гра­ни. Гра­ниц мно­го, го­раз­до боль­ше, чем ду­ма­ют лю­ди. Меж­ду жизнью и смертью, этим ми­ром и со­сед­ним, ночью и днем, пра­виль­ным и не­пра­виль­ным… И их нуж­но ох­ра­нять. Вот мы их и сте­режем. Мы хра­ним суть ве­щей»  .

Ин­те­рес­но, что все­лен­ная Прат­четта ра­бота­ет по мо­раль­ным за­конам: по­мо­гаю­щий дру­гим в ко­неч­ном сче­те по­мога­ет се­бе ос­та­вать­ся са­мим со­бой.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>