ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Роман второй, «Призрак полудня». Капитану является некий донельзя оборванный субъект, с виду типичный бомж, именующий себя архангелом Самаэлем (впрочем, имя и звание он произносит невнятно, скороговоркой и каждый раз немного по-другому), и предлагает обеспечить корабль прекрасным мясом, свежим или копчёным, в любом количестве. Взамен капитан должен дать разрешение архангелу и подобным ему сущностям свободно появляться на корабле. На вопрос, зачем же нужно разрешение, если и так помешать их появлению явно невозможно, Самаэль лишь усмехается.

Впоследствии капитан понимает, в чём тут дело: самочинное появление – это одно, а вот по приглашению – совсем другой уровень власти…
Но делать нечего, людоедством все уже сыты по горло, а жить-то надо!

И роковое разрешение дано.

На корабле начинают поодиночке и группами появляться странные существа: демоны, ангелы, инкубы, суккубы, упыри, вовкулаки, химеры, напеи, мантикоры… но прежде всего – боги всех времён и народов. Некоторых из них можно узнать, других уже совершенно невозможно, да они и сами себя не очень-то помнят. У большинства довольно жалкий вид и очень голодные глаза.

И третий, «Перчатка для игры в го». Экипаж сыт и счастлив, насколько это возможно среди мельтешащих сущностей.
Капитан понимает, что кораблю предстоит стать ареной очередной последней жуткой битвы богов, в которой погибнут все боги, все демоны и все люди.

Самаэль предлагает ему сыграть во все мыслимые игры: покер, штосс, преферанс, бура, шахматы, шашки, поддавки, нарды, морской бой, пристеночек… Капитан проигрывает одну партию за другой, но изначальное условие таково: если он выиграет хоть раз, хоть в одной игре, битва будет отложена, и все демоны-боги исчезнут, как призраки, каковыми они, собственно говоря, и являются.

И когда уже все игры переиграны, и идёт самая-самая последняя партия (за спинами игроков столпились все пришельцы, звеня кольчугами, шурша крыльями и роняя пену с губ), капитана вдруг осеняет. Он хватает перчатку скафандра и швыряет её в противника. С диким хохотом тот рассыпается в прах и исчезает, а следом за ним и все остальные. 

Исчезают и запасы мяса.

Капитан очумело вертит головой, пытаясь решить, что ж теперь-то делать.

Но оказывается, что делать ничего не надо: весь экипаж крепко спит вповалку…

– Угу, – после небольшой паузы кивает она. – Не то чтобы из рук вон… кое-что удачно.

– Что именно?

– «Вампир-оборотень не может переступить порог дома сам. Зато если его ненароком пригласили, то он будет появляться в этом доме сколько захочет и когда захочет…».

- А, ну да. Принцип тот же, для всех сущностей.

- Много ты понимаешь в сущностях, – высокомерно роняет она.

Я смотрю на неё. Волосы опять изменили цвет и стали длиннее. А вот глаза не меняются никогда, всё те же холодные изумруды. Порой только по глазам её и удаётся узнать после долгого отсутствия.

– Но вот с клонированием ты загнул, парубок. Не проще ли было бы вырастить говядину из тушёнки культурой ткани?

– По-моему, клонировать можно только живые клетки.

– Тёмный ты, друг мой, как душа трикстера Локи. Клонируют – организм.

Растят культурой – ткани. Чтобы клонировать человека, нужно ждать девять месяцев беременности, а потом – пока вырастет.

Либо жрать младенца, что крайне невыгодно.

Культурой можно вырастить просто мясо – хотя бы и человеческое.

В обоих случаях нужна клетка с неразрушенным ядром. В тушёнке такие есть.

– Что ж, значит, с помошью тканей уцелевшей тушёнки (между прочим, её же сразу почти всю слопали или затоптали в драках) можно слегка подкормиться. На всех всё равно не хватит, корабль-то весьма велик – баржа для ссыльных и площадка для Рагнарёка… Хотя мне как-то трудно себе представить, что в тушёном консервированном мясе могут быть клетки с неразрушенными ядрами. Но верю тебе, как родной!

Её глаза темнеют:

– А ведь тебе жаль, что Рагнарёк не состоится, не так ли?

Молчу пока – раз уж она зашла на это поле, то не скоро остановится.

– Что, нож у тебя всё ещё при себе?

Гм… а где ж ему и быть? Хотя толку-то… как сказал некогда один второстепенный скриба: что можно сделать с ножом против этого мира?

Молчу, смотрю на неё. Что называется, гляжу не нагляжусь. Как часто бывало так, что я не сразу узнавал её после долгого отсутствия – но она-то меня узнавала всегда.

И подумать только, вроде ещё совсем недавно не умела визуализировать даже на самом низком уровне! Смешно спрашивала: «Так ты меня видишь?!»

Теперь она видит меня.

Видит насквозь.

– Ты любишь войну, Троеручный, – говорит она. – Ты слишком любишь войну.

И в голосе её странная смесь презрения и восторга.

– Кто бы уж говорил, Анат-Ашторет! – бормочу я, чтобы хоть что-нибудь возразить. – Кто бы уж говорил, Пляшущая-В-Битве…

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>