ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Однако всё это было не так очевидно до публикации нескольких антологий и романов советской фантастики издательством Macmillan на английском языке в 1980 году — многие из них активно поддерживались Теодором Старджоном и братьями Стругацкими — российская и украинская научная фантастика в период 1960-х —1970-х переживала эпоху своего расцвета. С 1960 года до середины 1970-х годов был опубликован ряд удивительных и неоднозначных писателей, мало известных на Западе — некоторые из них были заново переведены для этой книги.

В качестве примера можно привести роман Валентины Журавлёвой “Астронавт” (1960), которому удалось избежать участи стать рекламой советской космической программы благодаря своей сложной композиции и авторскому стремлению показать всю трагедию катастрофы космической экспедиции. Достаточно плодовитый писатель Дмитрий Биленкин, чьё имя появлялось в нескольких переводах на английский, написал “Пересечение пути”, историю экологического контакта, которая по-прежнему уникальна и актуальна сегодня. Можно сказать, что посредством описания инопланетного сообщества он критикует обстановку в стране при коммунистической власти. Возможно, самым нетипичным российским писателем того времени оставался Вадим Шефнер. Его изящная фантастика, со свойственной ей обманчивой лёгкостью, связывающая реальность и вымысел, лучше всего находит отражение в романе “Скромный гений” (1963). Остаётся загадкой, как этот провокационный и глубокомысленный литературный изыск избежал внимания советской цензуры, но читатели по всему миру должны быть рады, что это произошло.

Однако лучшим советским мастером короткого рассказа той эпохи был Север Гансовский, написавший несколько мощных историй. Выбранный нами “День гнева” (1964) обыгрывает сюжетный мотив “Остров доктора Моро” Герберта Уэллса, сохраняя при этом собственную оригинальность. Произведение Гансовского не было таким пророческим, как «Пикник на обочине» Стругацких, который доминировал в английском и американском дискурсе, но его прямолинейность, ясность, насыщенность и утонченность компенсировали это.

Многие примеры латиноамериканской научной фантастики 1960-х и 1970-х годов еще не были переведены на английский язык, поэтому полная картина того периода до сих пор остаётся в тумане. Нам известно, что Борхес и Окампо, как и ещё один крупный аргентинский писатель Анхелика Городишер, всё еще издавали художественную литературу, которая носила характер фантастической. Адольфо Биой Касарес время от времени публиковал научную фантастику, например, “Кальмар выбирает собственные чернила” (1962). Гигант бразильской НФ Андре Карнейро опубликовал свою самую известную историю “Darkness” в 1965 году — работу, которая стоит в одном ряду с лучшей научной фантастикой эпохи. “The IWM 1000″ (1995) Алисии Янес-Коссио — ещё один замечательный пример латиноамериканской фантастики того периода.

Art from the cover of Octavia Butler’s Wild Seed

Киберпанк, гуманизм и не только

Следовать за эпохами Новой волны и расцветом феминистической научной фантастики – гигантами, своенравно шествующими по Земле под знаком интеллектуализма, — чрезвычайно трудно. Однако существует ещё два литературных движения, ассоциированных с 1980-90-ми годами, — киберпанк и гуманизм, — которые, в своей манере, явно и не очень, оказали влияние на развитие жанра.

Понятие киберпанк популяризировал редактор Гарднер Дозуа, хотя впервые ввёл в употребление этот термин Брюс Бетке в 1980 году в повести “Киберпанк”, опубликованной впоследствии в издании Amazing Stories 1983 г. Основным эскизом формы киберпанка стали колонки Брюса Стерлинга в фэнзине Cheap Truth. Уильям Гибсон закрепил этот термин в умах читателей опубликованными в середине 80-х в Omni произведениями: “Сожжение Хром”, “Отель «Новая Роза», романом “Нейромант” (1984). Антология “Зеркальные очки” (1986) под редакторством Стерлинга стала флагманом жанра.

В рамках киберпанка тропы и нуарная экспозиция слиты с мрачным техногенным будущим на фоне слабого правительства и теневых корпораций. Таким образом достигается совершенно новая детальность в передаче составляющих эпохи информации. Разрозненные элементы ранее возникшего музыкального панк-движения также были добавлены в эту смесь такими авторами, как Джон Ширли.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>