ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Впрочем, примерно в это время в Аргентине был издан провокационный феминистический рассказ “Неповторимый аромат фиалок” (The Unmistakable Smell of Wood Violets) Анжелики Городишер, а в США очень своеобразная писательница Миша Нофа бросила вызов этим идеям в романе, ставшим лауреатом премии Артура Кларка, “Белая паутина красного паука” (Red Spider White Web, 1990), изобразив кошмарное будущее, в котором художник стал в прямом смысле товаром и существует в условиях, опасных для жизни. Технологии здесь совершенно точно не являются объектом поклонения, а иерархия власти проявляется в каждой сфере жизни. Главная героиня романа — сильный и уникальный персонаж, бросающий вызов гендерным стереотипам того времени. В этом смысле, революционная работа Миши проложила дорогу более феминистическому видению киберпанка.

Ну а гуманизм, тем временем, критиковали за передел и Новой волны, и феминистического направления путём обращения к интересам и ценностям среднего класса. (Более радикальная третья волна феминизма в научной фантастике нашего времени более органична в рамках Новой волны и феминизма 1970-х, хотя и не всегда столь же экспериментальна) Впрочем, как бы то ни было, лучшие писатели-гуманисты на самом деле развивались и совершенствовались в течение долгого времени или же случайно проходили «гуманизмом» мимо по пути к чему-то совсем другому.

 From Arrival (2016), adapted from a story by Ted Chiang

Возможно, самыми влиятельными писателями 1980-90-х гг. стали Октавия Батлер, Ким Стенли Робинсон, Уильям Гибсон, Брюс Стерлинг и Тед Чан. Разными способами они изменили ландшафт поп-культуры и направление мыслей аудитории о технологиях, расовой и гендерной принадлежностях, окружающей среде. Вклад Чана известен только в узких кругах, однако эта ситуация может измениться благодаря готовящимся экранизациям его работ. Такое же влияние оказывает Карен Джой Фаулер с таким неспекулятивным романом, как “Все мы вне себя” (2013), в котором идёт речь об интеллекте животных и нашим отношением к нему.

Пример Фаулер даёт какое-то представление о возникновении такого влияния, демонстрируя появление идей или измышлений, вырывающихся за границы основного стиля. Хотя можно сказать, что киберпанк основали Гибсон и Стерлинг, именно их художественные и научно-популярные произведения, написанные вне эры киберпанка, оказались наиболее значимыми, так как расширили и обострили вопросы и проблемы современного общества и эпохи технологий.

Батлер пережила возвращение к популярности и признанию, так как поднимаемые ей темы находили отклик у нового поколения авторов и читателей, ценивших разнообразие и демонстрировавших заинтересованность в постколониальных расовых вопросах, взаимоотношении полов и социальных проблемах (а ещё потому, что она писала чудесную, особенную и сложную научную фантастику, какой больше не писал никто). И только Робинсон достиг значимого влияния и статуса, продолжая писать в рамках жанра, заставляя читателей приходить к нему за революционными романами, часто ссылающимися на изменение климата. (Лишь Паоло Бачигалупи подошёл так близко к признанию.)

Как бы то ни было, киберпанк и гуманизм не были единственными значительными начинаниями в научной фантастике этого периода. Поиск продолжался и в иных направлениях, вне англоговорящего мира, врываясь и в XXI век. Например, важное окно в китайскую научную фантастику (закрытое затем при смене режима) в ранних 1980-х подарили читателям такие интересные повести как “Зеркальная картина Земли” (The Mirror Image of the Earth) Чень Веньгуаня (Zheng Wenguang) и других авторов, собранных в “Научной фантастике Китая” под редакторством Диньбо Ву (Dingbo Wu) и Патрика Д. Мёрфи (1989; неизменно со вступлением Фредерика Пола). Среди заметных китайских авторов должен быть назван Хан Сонг (Han Song), создавший своё бессмертное произведение, которое стало уникальным то ли за отсутствием западного предшественника, то ли за его трансформацией во что-то совершенно особенное.  И, наконец, ворвавшийся в литературный мир Лю Цысинь с романом-лауреатом премии Хьюго “Задача трёх тел” (2014), получившим признание критиков и коммерческий успех. Его роман “Облако поэзии” (The Poetry Cloud, 1997) — превосходная работа, охватывающая большое количество ветвей научной фантастики и обновляющая их в радостной и энергетической манере. В сущности, она воздала должное многим истокам современной научной фантастики.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>