ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Во вступлении мы не зря упомянули имена Мэри Шелли, Жюля Верна и Герберта Уэллса. Эти трое представляют собой важнейшие элементы, начальные этапы развития научной фантастики, поскольку они не настолько отдалены от нас во времени, чтобы от их влияния остались лишь эфемерные призрачные тени. Имена этих писателей до сих пор широко известны, потому что они затрагивали проблемы, основанные на том, что сегодня мы зовём «жанром» научной фантастики.

Мы колеблемся призывать коварное и сверхъестественное слово влияние, потому что это сущность, которая возникает, исчезает, а затем снова появляется, неожиданно предстает перед публикой и имеет множество других загадочных способностей. Оно может оказаться таким же простым и одновременно глубоким, как в случае, если бы вы ребёнком прочли книгу и тут же забыли бы о ней, чтобы выудить её  из вашего подсознания годы спустя; или же оно может превратиться в чистую, всепоглощающую страсть. Одно можно сказать точно: никто не способен оказаться под влиянием ещё не написанного или не переведённого на родной язык текста. Нелепо и утверждать, что влияние может исходить  не от изданного произведения, а от автора, ставшего частью массовой культуры — каким, например, стал Уэллс благодаря радиопостановке Орсона Уэллса Война миров (1938) или Мэри Шелли благодаря фильму Юный Франкенштейн (1974).

Таким образом, даже самые смелые предположения о влиянии на научную фантастику (например, утверждение писателя Лестера дель Рея, что месопотамский Эпос о Гильгамеше — это первое написанное человеком произведение в данном жанре) можно назвать уместными. Более того, они гораздо лучше утверждают позиции научной фантастики, чем не подкрепленные фактами разговоры о положении этой литературы в Северной Америке 1940-х и 1950-х годов.

Однако мы упомянули великий триумвират писателей, поскольку они представляют разные ответвления научной фантастики. Мэри Шелли, первая из списка, и её роман «Франкенштейн» (1818) обозначили характерные её современности двоякие чувства по отношению к использованию науки и технологий путём комбинирования в произведении рассуждений и мотивов ужаса, которые стали основными элементами в ранней научной фантастике. Образ «безумного учёного» кочевал по страницам бульварных научно-фантастических романов, продолжая возникать и в современной массовой литературе. Мэри Шелли также является важнейшей фигурой феминистического направления научной фантастики.

В то же время, Жюль Верн открыл новые, более оптимистичные и спокойные, мотивы для развития жанра. Верн любил прорабатывать схемы и описывать специфические детали своих изобретений — подобно подводной лодке из романа Двадцать тысяч лье под водой (1870) — он был счастливым юнцом, обратившим свой талант на службу научному романтизму, но отнюдь не «твёрдой научной фантастике».

Произведения Герберта Уэллса при жизни автора тоже называли «научным романтизмом», однако его работы существовали где-то на стыке двух течений. Наиболее характерной чертой произведений крёстного отца современной научной фантастики является скрупулезная детализация текстов. Благодаря тому, что мировоззрение Уэллса лежало на границе социально-политических наук  и технологий, он смог внести сложный геополитический и социальный подтекст в произведения — в самом деле, действительно, после того, как писатель оставил научную фантастику, его дальнейшие книги имели оттенок соцреализма, а их сюжеты, помимо других тем, рассказывали и о социальной несправедливости. Он смог выделить и применить на практике вероятные прогнозы на будущее и провести исследование несправедливостей современной индустриализации.

Стремление к исследованию влияния индустриализации на наши жизни возникло в научной фантастике очень рано — например, в поучительном производственном рассказе Карла Ганса Штробля Триумф механики (1907) и даже в игровых утопических видениях Пауля Шеербарта, который часто выступал против отрицательных элементов «модернизации». (За свой оптимизм Шеербарт пал на фронте Первой мировой войны, в то время как «наградой» Штробля стала погибель во имя фашизма и присоединение к нацистской партии — своего рода отказ от мнений, высказанных в Триумфе…).

У. Э Б. Дю Буа в 1918 году

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>