ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player
an image

Стенли Вейнбаум (Stanley G. Weinbaum) американский писатель-фантаст, который не успел стать «звездой первой величины» лишь потому, что в возрасте 33 лет умер от рака лёгких.  Он был предтечей Золотого века научной фантастики. Богатством своих идей и образов он намного опережал своих современников и потому (как всегда) не был тогда оценен должным образом. Впрочем, это беда всех выдающихся литераторов в любое время и в любой стране. Признание и слава приходит к ним, как правило, посмертно. Быть может таков закон бытия, ибо великое видится только на расстоянии.

Родился писатель 4 апреля 1902 в Луисвилле  США. Писать рассказы начал ещё в 15 лет. А первая взрослая прозаическая публикация в фантастическом жанре состоялась аж в 1934 году. Это был рассказ «Марсианская Одиссея», который впоследствии и по праву стали считать началом современной (теперь уже классической) НФ. Однако всего через полтора года после этой публикации Стенли Вейнбаума не стало.

В начале 90-х прошлого века киевская творческая группа SCORPIO готовила к изданию сборник Стенли Вейнбаума, в который должны были войти роман «Чёрное пламя» и избранные рассказы. Но, время было смутное, издательство развалилось, а у нас остались невостребованные переводы, один из которых мы предлагаем вашему вниманию.

 

 

ПРЕДЕЛ АДАПТАЦИИ

Доктор Дэниэль Скотт, в сверкающих глазах которого горел огонь энтузиазма, наконец прервался. Он посмотрел на город, точнее на ту его часть, что видна из окна кабинета Германа Баха – того самого доктора Баха из клиники «Гранд Мерси». В кабинете повисла тишина; пожилой мужчина улыбнулся немного грустно, немного снисходительно молодому биохимику.

- Продолжайте, Дэн, – сказал доктор Бах. – Итак, вам пришла мысль, что выздоровление после болезни или повреждения, это только форма адаптации организма… и что же дальше?

- Дальше, – оживился собеседник, – я начал искать наиболее приспосабливающиеся из живущих организмов. И кто же это? Насекомые!Конечно, насекомые. Отрежьте крыло – и оно вырастет снова. Отрежьте голову, соедините с телом  того же вида – и она прирастет! И в чем же секрет такой приспособляемости?

- В чем? – пожал плечами доктор Бах.

Скотт неожиданно помрачнел.

- Я не уверен, – пробормотал он. – Это связано с железами, конечно… все дело в гормонах. – Он снова оживился. – Но я напал на след. Я искал повсюду, насекомых с наибольшей приспособляемостью. И знаете, кто это оказался?

- Муравьи? – предположил доктор Бах. – Пчелы? Термиты?

- Ха! Эти самые высокоразвитые, но не самые приспосабливающиеся. Нет; есть другие – единственные из известных нам с наиболее высоким процентом мутаций. Больше всех уродов, большевсех биологических отклонений. Морган использовал их в экспериментах по изучению воздействия жесткого рентгеновского излучения на наследственность. Дрозофила – самая обычная плодовая мушка. Помните? У них были

красноватые глазки, но после облучения рентгеновскими лучами они производили белоглазое потомство. И это была настоящая мутация, потому что белоглазые размножались по-настоящему! Приобретенные качества немогут быть наследственными, но здесь были. Следовательно…

- Я знаю, – прервал доктор Бах.

Скотт перевел дыхание.

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>