СЕРЕБРЯНАЯ КОЛЮЧАЯ ПРОВОЛОКА С ЗАПАХОМ ЧЕСНОКА (Рафаэль Левчин)

Матовая чёрная стена во весь экран.

Отъезд камеры.

Стена увенчана спиралями колючей проволоки.

Выплеск Солнца из-за тучи на несколько минут. В солнечных лучах проволока сверкает, как золотая.

Г о л о с (за кадром). …но она серебряная.

Говорящий в кадре. Лицо без единого признака индивидуальности – белесое пятно.

Г о в о р я щ и й.  Известная старая шутка: те, кто внутри, смотрят на тех, кто снаружи, и думают: «Это они за гратами, а не мы!». Некоторых из них эта мысль успокаивает,..

Камера медленно поднимается вверх, выше и выше. Видно пространство за стеной. Там тоже всё матово-чёрное.

Г о в о р я щ и й.  …что, конечно, надо приветствовать.

Камера фиксирует пространство за стеной с высоты: чёрный квадрат и блеск серебряных синусоид по периметру. Несколько чёрных зданий почти незаметны на чёрном же фоне.

Неожиданно камера резко пикирует вниз.

Крупный план. Теперь понятно, что лицо говорящего не просто лишено особых примет – лица нет вообще, гладкое полушарие. Одежда чистая, но какая-то обтёрханная и тоже лишённая индивидуальности: штатский костюм, смотряшийся униформой. В нём преобладают серебристо-серые тона и видны какие-то полустёртые знаки: двойные стрелы, шестиконечные кресты, горизонтальные восьмёрки).

Ч е л о в е к  б е з  л и ц а (делает шаг вперёд; как он говорит, непонятно, но это не похоже на чревовещание). Будем знакомы. Здесь я работаю комендантом концентрационного цлагеря…

Шум, похожий на хлопанье множества крыльев, заглушает его слова. Хлопаньев длится и длится, и каким-то образом зритель понимает, что речь длится тоже.

Солнце скрывается за тучами, и, так же неожиданно, как началось, хлопанье прекращается.

Ч е л о в е к  б е з  л и ц а.  …конечно, никто не любит пенитенциарную систему, даже её работники. Проще говоря, никому не нравятся концлагеря. Но ничего не поделаешь: тем, кто хочет обуздать демонов, рано или поздно приходится нанимать на службу дьяволов.

Снова лагерь с высоты птичьего полёта: всё тот же чёрный квадрат, только теперь и проволока не видна.

Ч е л о в е к  б е з  л и ц а  (за кадром). Я из рода почти исчезнувших существ. Нас обычно называют Безглазыми. Как вы сами, несомненно, могли заметить, с тем же успехом нас можно было бы назвать Безносыми, Безротыми, Безухими или Безволосыми.

Чёрный квадрат уменьшается – это камера взмывает всё выше, чтобы в следующее мгновение вновь обрушиться резко вниз.

Б е з г л а з ы й (в кадре). Если кто-то из вас заинтересуется, каким же образом мы едим, пьём, обоняем, видим, слышим… каким образом, наконец, я говорю с вами – то я…

Снова стена во весь экран. Теперь на ней заметны какие-то граффити.

Page 1 of 3 | Next page