ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ
Get Adobe Flash player

Несмотря на эти полезные приобретения, мы все еще в значительной степени судим о животных по себе, так сказать.

«Конечно, каждый вид достаточно разумен для среды, в которой ему приходится выживать», — говорит Херцинг. — «Но другие виды могут обладать интеллектом, основанным на их структуре и физической среде, и при этом соперничать с человеком в сложности, даже не будучи похожими на нас. К примеру, существа без сложных рук, вероятно, не будут создавать вещи так же, как люди».

Бесспорно, наша способность перепрофилировать содержимое физического мира, делать пирамиды из камней и процессоры из кремния, является поразительным явлением, не присущим ни одному другому земному организму. Но чудеса инженерии в термитниках — контроль внутренней температуры, вентиляция, культивация грибных садов — во многом поразительны. Сами по себе термиты особым умом не отличаются, но их «коллективный разум» способен на подвиги.

Думаю, однажды мы увидим себя в качестве одного из многих видов, которые развили несколько специальностей, вроде вокального языка и манипуляции вещами, вместо того, чтобы видеть себя в качестве единственного разумного вида, который разумен только потому, что обладает языком”.

Чтобы уделить должное внимание другим аспектам интеллекта, Херцинг разработала COMPLEX. Небольшое количество ученых, астробиологов и программистов, взвешивают пять возможных сторон интеллекта у нечеловеческих существ.

Эти стороны: «фактор энцефализации» (оценка нейронной сложности), «сигналы связи» (сложность сигнального кода), «индивидуальная сложность» (присутствие личностей, по сути), «социальная сложность» (жизнь в группе и обособленно) и «межвидовое взаимодействие» (характер внешних связей). Каждая из этих категорий разбивается на более детальные атрибуты. Например, на нервную специализацию, природный репертуар, гибкость ролей, союзы/кооперации и кросс-видовый альтруизм соответственно.

«Поскольку большинство критериев оценки человеческого интеллекта включают язык, сознание и вычислительные способности, в этом упражнении использованы другие стороны обработки информации», — написала Херцинг в своей работе.

Эксперты оценивали пять источников возможного интеллекта. Сюда вошли дельфины, осьминоги, пчелы, микробы и машины. Каждый из этих видов по-разному успешно справляется и использует свое окружение в борьбе за выживание (в случае с машинами — функционируют в соответствии с программой). Примеры атрибутов включают сложную коммуникацию у дельфинов, ассоциативное обучение у осьминогов, «танцы» пчел, с помощью которых они указывают сородичам путь к еде, групповое поведение микробов в колониях и вычислительную мощность у машин.

По общей оценке COMPLEX показал, как пять нечеловеческих интеллектов соотносятся друг с другом. Каждый продемонстрировал области высокого и низкого потенциала с некоторыми интересными сходствами и различиями. Как пчелы, так и машины набрали высокий балл по оценкам сигнальной системы и сложных социальных факторов. Дельфины, осьминоги и машины набрали много очков в оценке энцефализации (нейронной сложности). Микробы, которых люди ошибочно считают асоциальными, набрали высокий балл в оценке межвидовых взаимодействий.

Результаты свидетельствуют о том, что зачастую мы не можем определить неуловимое присутствие интеллекта, поскольку смотрим на себя.

«COMPLEX — это начальное упражнение, которое указывает путь к определению и сравнению типов интеллекта без равнения на сугубо человеческие характеристики», — говорит Херцинг.

Естественным продолжением этих предварительных выводов будет создание дополнительных критериев и подключение других разумных существ.

«Было бы замечательно иметь сотни видов измеренных экспертами видов для сравнения», — говорит Херцинг. — «Пять примеров было выбрано из великого множества».

Будущие версии COMPLEX можно также направить на разбор простого изображения типа существ со слишком широким охватов. К примеру, «микробы» — это общий термин для планктона, грибов, бактерий, архей и дальше, охватывающий площадь поведения и деятельности. Но не все микробы оценивают такой подход.

Проблемой для COMPLEX, а также других попыток оценки интеллекта у других, могут стать наши собственные внутренние предубеждения. Как мы можем судить не по человеческим меркам, глядя человеческими глазами и думая человеческой головой?

«Одним из интересных выводов в этой работе было то, как трудно экспертам сравнивать мозги млекопитающих и органы насекомых», — говорит Херцинг. — «Можете ли вы сравнить функции этих структур и их вклад в разумность, оставив за бортом человеческую предвзятость?».

Поделиться в соц. сетях

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Pages: 1 2 3

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>