ЗАКАТ (Марина Кузнецова)

Двое стояли в закатных лучах солнца и их силуэты на пирсе казались сотканными из тьмы.

Она – прижавшись к нему спиной и положив голову ему на грудь и чуть приподняв подбородок, так, чтобы видеть его лицо.

Он…

Он обхватил ее руками и его губы, целуя, время от времени прикасались к рыжей пряди , выбившейся из прически. Потом он зарывался носом в ее волосы и вдыхал их запах, будто пытался запомнить его на века.

Она пошевелилась в его объятьях, устраиваясь поудобнее, и вздохнула.

- Ты постарайся не забыть меня на этот раз.

- Я никогда тебя не забываю.

- Ни-ког-да, – она выдохнула слово и обвила его руки своими.

- Мне просто не сразу удается тебя узнать…

- Мне тоже… Не могу же я заглядывать в глаза каждому встречному?

- Да, это было бы по меньшей мере странно, – усмехнулся он, целуя ее в висок. Она потерлась щекой о его плечо и опять вздохнула.

- Пора.

- Я не буду разжимать рук. Может, на этот раз мы окажемся где-нибудь поблизости?

- Давай.

Силуэт на пирсе окутался переливающейся радугой и взорвался искрами. Когда сноп искр растаял в воздухе, на пирсе уже никого не было…

-

- Тужтесь мадам, тужтесь!……… Поздравляю, мадам, у Вас мальчик!

- О, какое счастье, доктор, только… Аааааааааааааа!

- О, боже, мадам! У Вас еще и девочка!

Когда доктор подвез каталку с новорожденными к родильному столу, младенцы лежали, глядя друг на друга.

«Ты?..»

«Прости, любимая – наверное, руки надо было все-таки разжать…»

 

Однажды (Закат. Наказание первое)

Опять этот холодный липкий пот…

Судя по сжавшим одеяло пальцам, снова были сны.

«А не надо было так рано ложиться спать. Отдохнуть она захотела! Довела б себя до изнеможения и спала бы спокойно, как бревно на солнышке. А теперь что?»

- А ничто, пойду, воды попью и спать!

«Ну, попей-попей!» – переругиваться самой с собой надоело. Пить действительно хотелось и, выбравшись из кокона одеяла, она пошлепала в одном тапке на кухню. А что делать? Второй-то уполз под кровать и если его оттуда выуживать, то все – больше не уснуть!

Добравшись до вожделенного чайника, вдруг родила мысль: «А может ну ее, воду? Может по кофейку – и не портить ночь?»

- С ума сошла? Ты когда высыпалась последний раз? Пей и марш в койку!

«В койку, в койку, в койку! Пошла!» – то ли себе, то ли подсознанию ответила она и вернулась в постель. Встряхнула одеяло и блаженно вытянулась.

- Хорошо!

«Хорошо» – отозвался внутренний голос, и она закрыла глаза…

…Он снова был здесь.

Page 1 of 3 | Next page